В разделе:

Последняя новость

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

Все новости

WebMoney-кошелек Оксаны Панкеевой:

Z765938819912

Дружественное:

Творчество поклонников > Фанфикшн > Фанфик. Автор: Убивца Веником

Пролог.

- Она …м-м-м…очень талантливая девочка, но очень…м-м-м… ленивая.
Угу. Это я то ленивая? Щас! Не лень же мне было вставать в такую рань, ползти по всей школе и искать потайной кабинет директора. То, как я там пряталась — это вообще отдельная поэма, при условии, что из мебели там стол да три стула… Но, как говорится, «талант не пропьешь». А я очень талантливая девочка, господин Учитель.
Тем временем Учитель продолжал подыскивать слова, под убийственным взором моего дорогого папочки.
- …И я думаю, что для нас…слишком большая честь обучать ее магии.
Заезженная фраза, обозначающая «да катитесь вы со своим сокровищем куда подальше!!!». Значит, меня выгоняют?Yes!!! От радости я чуть не слетела с люстры. Не зря я там уже третий час весю (или вешу), короче, качаюсь на ней в надежде услышать что — нибудь стоящее. Но батя тоже не вчера родился и явно вознамерился обломать весь кайф несчастному шестнадцатилетнему дитятке, то есть мне. Притворившись этаким простачком, обсалютно не понимающим намеков, он тут же состроил недоуменные очи (высший бал за актерское мастерство в приемной комиссии ГИТИСа), и устремил их на несчастного светилу знаний.
- Что вы,Арин! Это для меня огромная честь, что моя старшая дочь учится именно здесь и получит аттестат именно ЭТОЙ школы.
Эффектная пауза. Обе стороны принялись обдумывать сказанное. И тут директора прорвало! УЧИТЕЛЯ ПРОРВАЛО! Я чуть с люстры не упала. Видать, он всерьез задумался над перспективой лицезреть меня дополнительные шесть лет. М — да, видать вопрос встал ребром: в живых останется только один, и этим одним, скорее всего буду я. Честное слово, сколько нового о себе и о своем славном роде я узнала за прошедшие пять минут. Что ж он так, сердешный, разошелся то? Неужто за ступеньки обиделся? Сам виноват, сам сказал, что б начистила до зеркального блеска. Ну я и начистила, что мне, жалко что ли? Я честно выполнила свое наказание и не виновата в том, что он летел в учительскую, как на крыльях любви. Долетел конечно красиво, с соответствующими выражениями. Может он бы не так сейчас возмущался, если бы ступенек было бы не сорок пять штук а чуть — чуть поменьше…
В общем, пока я предавалась радостным воспоминаниям, внизу уже назревала настоящая дуэль. Я уже предвкушала зрелище, о котором не стыдно будет рассказать в будущем внукам, как цепь на потолке не выдержала и я ласточкой в обнимку с люстрой полетела вниз. Летела недолго, но приземление было довольно — таки красочное. После подробнейшего ознакомления моего черепа с дорогим эльфийским паркетом, я осмелилась поднять очи на присутствующих. Честное слово, лучше бы я проломила пол и провалилась как можно ниже…

Глава I.
Война без мира.

Я взяла ручку в руки и задумчиво начала ее вертеть. Вправо — влево, вправо — влево. Увы, и это не помогло. Ненавижу эту комнату, никак не могу в ней сосредоточиться, постоянно что — то отвлекает. То призрак кого — то там, приходящегося нам непонятно кем, жившим в семнадцатом веке (меня терзают смутные сомненья, что этот умник тут просто когда — то жил и все — таки никем нам не приходится), покоя не дает, размышляя о «Домострое» и его роли в жизни современной семьи, а потом, подстреленный кем — то женского полу, «страдает за правду», то братья — сестры, от двоюродных до двадцатидвоюродных, разучивающих новые заклинания. Я вообще удивляюсь, как замок выстоял до сих пор, и не развалился в первый же год после постройки. В общем такие вот досадные мелочи очень мешали сосредоточиться над такими важными вопросами типа «Кто я есть?» или «Для чего же я живу?», и скорее навевали другие не менее важные вопросы типа «Кому там опять на крыше неймется?» или «Убью Ташку, но оправдает ли меня суд?»
Короче, думы о своем поведении придется оставить до завтра, а то сегодня уже не думается. Лучше подумаю над вопросом «Кто я есть». И так я — Нианна Дуброва (для официоза), наследница рода Дуброфф (для понта в магическом обществе), «ведьма — недоучка» (для самых смелых бывших магов — одноклассников), «недостойная такого счастья и чести» (для «счастливой сестренки»), для друзей просто Нона… В общем, картина вырисовывается такая: гордость и наследница древнего рода, и по совместительство его же позор. Неудивительно, семья уже триста лет не видела такого «безобразия». Я в свои шестнадцать в семейных хрониках уже известнее некоторых …. не очень юных. Что очень бесит очень многих. Согласитесь, все — таки дурная слава лучше чем никакая.
Из этих мыслей меня вывела ручка, которую я успела довертеть до такой степени, что при желании ее можно было использовать уже даже вместо вентилятора. То — то я думаю, почему в комнате такой сквозняк. Отложив многострадальный пишущий предмет, я спрыгнула со стола и направилась искать кухню, по пути поминая всех родственников того, кто проектировал этот дом, в котором без карты ничего не найдешь. Но а так как мою подробнейшую карту уже две недели как стырили неизвестные, придется спрашивать помощи у призрака домостроя.
-Леша, — заканючила я, — помоги найти столовую.
-Я не Леша! Я Олениус!
М — да, где он хоть себе такое имя то выкопал?
-Ну Олениус, — спорить времени не было, — ну пожалуйста. Ты ж знаешь, если я к обеду опоздаю меня закопают и отрыть забудут.
-Как глава семьи решит, так и будет, — с важным видом заявил мне призрак. Вот ведь зануда!
-Хорошо, — сделала смиренную физиономию я, — прощай мой друг.
-Эй, ты куда?
-Рассказывать бабушке, куда потерялся ее шекспировский подлинник.
Тут даже приведение побледнело.
-Нона, Нона я пошутил. Я как раз собираюсь в столовую и с радостью тебя туда провожу.
То — то же.
Целый час мы петляли по коридорам старинного замка, неизвестно кем и когда построенного. Больше он, конечно, напоминал башню, отстроенную в романском стиле, только окна в нем были намного больше. Вокруг замка располагался ров (уже высохший) и садик, в котором росло все на все вкусы, начиная от крапивы обыкновенной заканчивая какой — то редкой экзотической фигней, название которой состоит из шестидесяти букв, и произнести его реально только набрав целый рот булыжников.
Наконец, оползав весь замок, Олениус притащил меня в этот самый садочек. Там мое компактное терпение иссякло полностью.
-Куда ты привел нас Сусанин-герой?! — набросилась я на всеобщего домашнего любимца.
-Идите вы на фиг, я сам тут впервой, — призрак потурил очи и начал еще что — то виновато бормотать, но мне уже было не до него. За ближайшим кустом роз слышались голоса. Знакомые голоса.
Я подкралась поближе и начала заниматься тем, что в нашей семье очень презирается, но тем не менее часто используется. Проще говоря, я начала подслушивать. А подслушать (даже подглядеть) было что. И так, перед вами театр семейной самодеятельности, пьеса «Заговор». В главных ролях: Адения Дуброфф (моя горячо любимая сестра) и Мерлин Дуброфф (не менее любимый дядя). Неблагодарная аудитория в моем лице заняла места ближе к сцене. Начало.
Д. Мерлин (раздраженно): Что эта девчонка себе мнит!
Аудитория (мысленно): а за девчонку ответишь…
Д. Мерлин (разоряясь еще пуще): Директор нашу семью видеть не может.
Адения (злобно): Как бы только директор! Да вся элита на нас уже косо поглядывает!
Аудитория (мысленно язвительно): И только скажи, что это все из-за меня.
Д. Мерлин (недовольно и завистливо): А ее манера бегать по мирам…
Ого, нашел к чему придраться, по мирам я видите ли бегаю! Сам не умеет, дак пусть другим не мешает. Конечно из за этой телепортации у меня всегда возникают огромные проблемы, но я клятвенно пообещала, что больше не буду. Все поверили (или сделали вид, что поверили) и оставили меня в покое. Вот ведь, пять лет к этому никто не придирался, а теперь вдруг неожиданно вспомнили.
Адения (с умным видом): А может ее с посольством к оркам отправить?
Аудитория (довольно): Ладно, бывает и хуже…
Д. Мерлин (как всегда умело обламывая кайф): У меня есть идея получше.
Что-то мне этот тон сразу не очень понравился… 

* * *

Обед в нашей семье особым ритуалом не был, но тут за столом собралась вся семья. Веселье было натянутым, и все говорило о том, что закончиться он чем-то нехорошим. Нехорошим для меня. Так и получилось.
После обеда отец попросил всех не расходиться и заявил, что хочет важное сделать объявление. По его довольному (!) лицу, все мои чувства, считая и магические,завопили одновременно. Оставалась еще смутная надежда на то, что объявление будет касаться не меня, но закон подлости тут же объявил о своем существовании.
-Нанночка,— бодренько начал отец ,— а не хочешь ли ты…
Ой, знал бы ты, папа, как не хочу! Ну дак вот, я ОЧЕНЬ не хочу!!! Но вот, спорю навесь свой магический резерв, меня опять никто не спросит.
-Понимаешь, деточка,— уже продолжил дядя (ЛИЦЕМЕР!!!),— в одном из миров из нашей семьи не присутствует никто. И, я думаю тебе польстит эта честь, очень надеюсь, что ты будешь представлять там наши интересы.
Всю жизнь мечтала о роли первопроходца! Прям наяву грезила. Эта мысль была очень отчетливо написана на моем лице, но все это упорно игнорировали. Ладно — ладно, посмотрим, что дальше будет.
А дядя продолжал разливаться соловьем.
-Я даже знаю, в какой стране тебе лучше заниматься представительством, дорогуша! В мире Дельта есть потрясающая страна! Тебе понравится. Там потрясающе красиво, тепло , хорошо! А какие там виды! А какая там архитектура! А люди! Таких ты больше нигде не найдешь! И семья у тебя там будет самая замечательная!
Так, ненавижу, когда он так говорит. Очень хочется встать из — за стола и удрапать в неизвестном направлении. И чем скорее и дальше, тем полезней и лучше. Этот маг даже крепость с орками описывал, как «дивное архитектурное сооружение, с приятными, но слегка настороженными хозяевами».
-Я уже договорился с одним из моих приятелей. Ты там обязательно устроишься и тебе там непременно понравится. Захочешь остаться там на всю жизнь!
Ода моему новому местопребыванию была окончена.

Убивца Веником


Оксана Панкеева рекомендует прочитать:
 

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».
Зима пришла!