В разделе:

Последняя новость

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

Все новости

WebMoney-кошелек Оксаны Панкеевой:

Z765938819912

Дружественное:

Творчество поклонников > Фанфикшн > Что такое не везет и как с этим бороться (теоретическое пособие с примерами из практики).


Вы, наверное, знаете, что такое «не везет». А точнее, думаете, что знаете. В общем, способ борьбы с этим большинство из нас представляет себе весьма и весьма смутно. Так вот. Есть лишь один безотказный способ раз и навсегда покончить с «непрухой». Только людям, очень сильно любящим жизнь, он не понравится. Необходимо умереть! По крайней мере, одна молодая и талантливая девушка с тонкой и ранимой душой именно так и избавилась от всех проблем, валившихся на нее в течение пары недель в обильном количестве. Только «обычная» смерть приведет вас за Грань (или еще куда, в зависимости от вашей веры), а «необычная«… Не бойтесь, все не так страшно! Ведь попала она не абы куда, а прямо в руки одного симпатичного, но совершенно незнакомого парня…

Девушка с редким именем Ия и не представляла, что ситуация настолько ухудшится. Судьба посылала беды одну за другой, будто стремясь сжить со свету не полюбившийся им род. Ее брат вконец разругался с семьей и переехал в другой город. Отца Ия не видела ни разу в жизни. А у матери обнаружился рак крови. И так маленькая семья теперь состояла фактически из одного здорового и одного больного человека. Да еще ко всему прочему и денег нет, а учиться надо! Единственное, что у девушки хорошо получалось — так это петь. Не важно что, не важно где. И поэтому, придя сегодня в институт, чтобы сдать вступительные экзамены, она не рассчитывала на то, что за место на факультете необходимо платить, и никак иначе!
«С такой коррупцией только таланты и открывать! Консервным ножиком по сердцу!» — зло прошептала вслед уходящему члену приемной комиссии Ия. И не думала, не гадала, что банк, в который она зайдет за остатком денег по пути домой, ограбят. И при помощи не с игрушечного водяного пистолета, а настоящего, смертельно опасного. Последнее поняла девушка только когда неожиданно почувствовала боль слева, под грудью. Но мысль пролетела, и Ия почувствовала, как куда-то падает и как яркий, неизвестно откуда взявшийся Свет отозвался болью в глазах. Она, опустив веки, чтобы унять резь, еще подумала, что вот так-то жизнь и кончается, что умрет она раньше любимой мамы. Из-под опущенных век потекли горячие, обжигающие слезы. Но тут кто-то обнял ее и прижал. Девушка, не разбираясь, кто это и в чем вообще дело, сама сжалась в комок и расплакалась, избавляясь, наконец, от тяжкого груза, горой лежащего на ее плечах. Она умерла, это точно. А утешает ее сейчас ангел, как и надо. Почему бы тогда ей сейчас не успокоиться и не поинтересоваться своей дальнейшей судьбой? Ия решительно открыла глаза… и тут же их закрыла. Открыла. Закрыла. Вновь открыла. Что это за…
— Ну, как, все в порядке, успокоилась? — мягко поинтересовался парень, чуть отдаляя ее от себя, но не выпуская из объятий. Девушка утвердительно шмыгнула носом. И осторожно заметила:
— Ты непохож на ангела.
— Верно, — засмеялся он. — Меня Кен зовут.
— А меня Барби… — нервно хохотнула Ия.
— Рад знакомству, — на полном серьезе кивнул парень.
— Эй-эй, я пошутила! Меня Ия зовут, но лучше — Фия. Это одно и то же.
— Как и фея? — улыбнулся Кен.
— Нет, просто «Ия» с какого-то древнего языка переводится как «фиалка». Вот и все преобразование.
— Ясно. Кстати, а ты не хочешь спросить, где ты находишься?
«Преобразованная» Фия смущенно замялась.
— Меня вроде как убили. А это значит, я или в раю, или в аду. Есть еще вариант чистилища, но он маловероятный.
— Хм… Фия, похоже, я должен тебе кое-что объяснить…

— Итак, этот континент, на котором мы находимся, примерно соответствует Евразии в твоем мире. Примерно, потому что он не очень похож на нее очертаниями... вот, можешь посмотреть, это так называемый атлас мира. Ну, сама понимаешь, какой это атлас мира, когда на нем западного полушария вообще нет, и никакой хрен не знает, есть тут вообще Америка или ее нет. Не открыли еще. Видишь ли, пересечь океан пока никому не удавалось, в нем такое водится...
Иногда кивая, Фия слушала, по-видимому, очень важную информацию, но сосредоточиться на объяснениях не могла. Во-первых, Кен признался, что нечаянно перенес ее посредством магии в свой мир, и девушка не знала, как к этому отнестись. С одной стороны, она не умерла, что есть «гуд», но с другой… мама там одна, может, именно сейчас ей нужна поддержка, любовь родного человека… И это не есть хорошо. Это очень грустно. Кен сразу предупредил, что вернуться Фия не сможет. Во-вторых, таких как она называют переселенцами, а в этом королевстве… м-м… Ортан, кажется, есть специальная программа по их адаптации. И теперь с Фией беседует симпатичный королевский шут, поясняя, что почем в этом мире. В третьих, до этого какой-то молодчик, назвавшись придворным магом, устроил Фие форменный допрос. И совершенно глупый. Зачем им знать, что я родилась в начале двадцать первого века, мой статус в обществе, и всякую подобную лабуду?
— Фия, ты заснула? — помахал у Фии перед лицом Жак, тот самый шут — адаптатор (как еще назвать человека, занимающегося адаптацией?).
— Устала очень, — робко призналась девушка.
— Так чего же молчала-то? Сказала бы, что, когда тебя вытащили из твоего мира, был вечер, и ты хочешь спать! У нас же ты появилась утром… Ма-ать, сколько же ты не спала? Сутки? Двое? Так, тебе место для жилья предоставить надо. Обычно переселенцы первое время живут у меня, но сейчас вакантное место занято.
— Интересно, кем? — встрепенулась Фия, под болтовню Жака слегка вздремнувшая.
— Гарри, музыкант. Первый негр на Дельте! — поделился он.
— Эт чего такое — дельта? Похоже, такая буква в греческом алфавите была…
— Дельта — это так наш мир называется, — пояснил Жак. И, не дожидаясь очевидного вопроса, сразу сказал. — Твой мир — Альфа.
— Как все тут интересна-а-а, — конец фразы растянул зевок, от которого девушка удержаться не смогла и теперь смущенно прикрыла рот ладошкой.
— Давай поступим так. Кен тебя вытащил — он пусть и поможет с жильем! Ке-е-ен!
— А? — заглянул в комнату вышеупомянутый.
— Приюти бедную переселенку, а? Только на первое время.
Фия в разговор не вмешивалась.
— Да о чем речь! У тебя же вроде маэстро Гарри живет сейчас, да?
— Он ненадолго, уже квартиру собственную ищет, так что, еще день-два, и комната для переселенцев освободится, — пообещал Жак.
— Может, мы тогда уже пойдем? Я спать хочу, — с мольбой высказалась Фия. Просьбу тотчас же исполнили.

— Кен, а ты где-нибудь работаешь?
— Я, — гордо задрал нос тот, — один из придворных магов-телепортистов!
— Значит, вас там таких много? — уточнила Фия. Разговор этот происходил в гостиной Кена на следующий день, когда после долгого сна девушке наконец-то захотелось поподробнее узнать о мире со странным названием Дельта. Несмотря на то, что скоро по идее должен был прийти Жак, новая переселенка не утерпела и начала разговор со своим так называемым «спасителем«-телепортистом…
— Ну… хватает, а что?
— Да так, к слову пришлось, — уклончиво ответила Фия. И тут же спросила. — Помню, Жак упоминал какие-то классы. Что это такое?
— Понимаешь, в нашем мире шесть классов. Это такой образ жизни. И у каждого класса есть… м-м… скажем, отличительная черта. Но ее невооруженным глазом увидеть невозможно. Необходимо быть магом. Так, у мистиков есть Вера. Маги имеют Силу, барды — Огонь, воры — Тень, алхимики — Луч. Воины выделяются Яростью. Ну, вот, пожалуй, и все, — развел руками Кен.
— А можешь мой класс определить? — загорелась девушка.
— Могу, — согласился он. — Посиди, пожалуйста, молча, мне надо сосредоточиться.
Фия послушно замолкла, хотя и компенсировала молчание постоянным ерзанием от нетерпения.
— Ты, дорогая наша, в большинстве своем бард, — после минуты паузы сказал Кен. — Огонь так жаром и пышет. Ты как, творчеством занимаешься? — подмигнул парень.
— Да, есть немного, — немного застенчиво кивнула та, но тотчас же поинтересовалась. — А в меньшинстве?
— Хм… маг ты немного, канал Силы присутствует, только небольшой, узкий. Тебе доступны будут всяческие иллюзии, может, еще парочка простых заклинаний.

— Ты никогда не видела телепортов? — безмерно удивился Кен, но потом спохватился. — М-да, глупость сморозил, бывает…
— Привет, Кен! Привет Фия! Ты как, готова к экскурсу в прошлое и настоящее сего волшебного мира? — патетически вопросил Жак. — Кстати, Кен, я сейчас из дворца, там тебя Мельди попросил его подменить на эти сутки. У него какие-то проблемы. Словом, собирайся, нас во дворец телепортируешь, я кой-чего там забыл, а заодно и с дружком разберешься.
— Этот Мельди… Наверняка всего лишь драгоценную мантию порвал, и ее срочно необходимо починить, — ворчливо отозвался тот, но просьбу исполнил. Несколько секунд у Фии кружилась голова, но когда она взгляд сфокусировала…
Да-а, ТАКОЙ одежды она даже в своем мире не видела, а уж в этом... Мантия, расшитая непристойными картинками… Фия почувствовала, как безнадежно краснеет. Потом посмотрела на спутников, смутилась, и покраснела еще гуще, хотя казалось, что дальше уже некуда. Но Жак и Кен, похоже, на наряд внимания обращают не больше, чем на обычную одежду. Привыкли, что ли? И только сейчас Фия заметила, что этот Мельди был не один. Рядом с ним стоял...
«Местный дядя Степа?!!» — восхитилась девушка.
Фия сидела, разинув рот, и молча (!!!) переваривала информацию. Вдруг посередине комнаты появилось серое облачко. Оно постепенно увеличивало свой размер, пока оттуда не вышел… Жак.
— АХ-ХРЕ-НЕТЬ!!! — потрясенно выдала Фия.

Да, больше всего этот человек ей напоминал главного персонажа знаменитого мультика про дядю милиционера. В основном, конечно, ростом, но и кобура пистолета, выглядывающая из-за распахнутого камзола, красноречиво намекала на умение хозяина в нужный момент воспользоваться оружием.
— Здравствуйте, — невозмутимо поздоровался незнакомец. — Вы — Фия, не так ли?
— Здравствуйте. А откуда вы…
— Вы же новая переселенка, — пожал плечами он. — А такое событие, как межмировое перемещение не остается в тени. Кстати, меня зовут Шеллар, — представился он.
— Очень рада знакомству, — вежливо ответствовала девушка.
— Вижу, вы с Жаком собрались прогуляться по городу? — проницательно заметил Шеллар.
— Ва… Ш-шеллар, — почему-то запнувшись, проговорил Жак. — Я хотел бы с вами чуток побеседовать.
— Конечно! Здесь или в кабинете?
— Ребят, выйдите на минутку, а? — попросил шут. — Тут у меня пара вопросиков всего. Договорились?
— Погоди, я тебе кое-что сказать должен, — Кен быстро приблизился к Жаку и сказал всего-то от силы три-четыре слова, но королевскому шуту этого хватило. Он сначала с подозрением посмотрел на насторожившуюся переселенку, а потом быстро попросил всех удалиться. Возражений не последовало.
— Ваше Величество! Она бард-маг!
— У нее есть Сила? Это Кен смотрел, верно? Надо бы нам ее показать мэтру Истрану, может, он еще что интересное увидит... А еще лучше — возьмите с собой Мафея. Он и развеется немного, и заодно посмотрит, что к нам за самородок переместился.

Кен с Мельди остались в так называемой «дежурке» договариваться насчет дежурства, Шеллар утопал куда-то по своим делам, а остальные, то есть Жак и Фия, пошли знакомиться с кузеном Шеллара, Мафеем. На вопрос, зачем, шут ответил, что «так надо» и попросил закрыть эту тему. Хорошо развитая интуиция посоветовала переселенке заткнуться, так как Жаку сейчас самому не по себе.
— Вот, — жизнерадостно представил Жак Фие новое действующее лицо. Эльфа. — Знакомьтесь! Мафей, это Фия. Фия, это Мафей. Прошу любить и жаловать.
«Краси-ивый!» — восхищенно протянула про себя девушка.
— Очень приятно, — вежливо улыбнулся эльф.
— А мне-то как приятно! — воскликнула Фия, не в силах сдержать эмоции. Серебристые волосы, остроконечные уши и идеальное телосложение (разве что слишком хрупкое)! Но что-то сдерживало ее радость, давило на сердце…
«Интересно, а как он себя будет вести в общении?» — подумала девушка и тут же поинтересовалась:
— Ты маг, верно?
— Да. Все эльфы хоть немного, но маги, — пояснил Мафей.
— А ты можешь проверить, правда ли, что у меня Сила есть? — неумело скрывая нетерпение, спросила Фия.
— Переселенцы не могут быть… — начал было эльф, но тут же ошалело уставился на переселенку. — Не может быть! Ты и вправду маг! И не только…
— Слышь, Мафей, а чего еще такого необычного в ней? — поинтересовался Жак.
— Она — стихийный двусторонний эмпат, — просто ответил Мафей, повергнув бедного шута в состояние легкого шока.
— А что значит, «стихийный двусторонний эмпат»? — настороженно спросила Фия.
— «Двусторонний эмпат» значит, что ты способна не только чувствовать людей, их переживания, радости, боль и так далее по списку, но и передавать часть своих ощущений другим. Только намеренно ты эту способность вызвать не сможешь. На то она и стихийная, — пояснил Мафей.
— Вот, например, Орландо, друг Мафея, эмпат управляемый, — видимо, Жак понял, что сболтнул что-то лишнее, так как тут же зажал себе рот обеими руками. — Это тебе не я сказал. И вообще, ты ничего не слышала, ладно? — просительно промычал он.
— Ладно, ладно, только больше мне таких секретов не говори, меньше знаешь — крепче спишь. А сколько тебе лет? — обратилась девушка к эльфу. Тот нахмурился.
«Блин, неужели что-то не то спросила? Как неудобно-то!» — подумала Фия.
— Семнадцать, — как можно безразличнее ответил тот.
— Уже было?
— Да.
— А мне только будет семнадцать, в ноябре, — просветила собеседников девушка.
— Так, вы познакомились? — быстренько закруглился Жак. — Мафей, мне сейчас надо сам знаешь кому кое-что передать, пpоводишь девушку по нашему красивому дворцу?
— Ладно, — пожал плечами эльф. — Повожу.

— Это наш тронный зал, здесь проходят разные приемы, балы и все такое. Тут красиво, но не особенно интересно, так что пойдем дальше, — просвещал переселенку Мафей.
— А часто у вас мероприятия проводятся? — поинтересовалась Фия.
— Достаточно. Шеллар, конечно, балы не очень уважает, но придворные не жалуются, — усмехнулся тот.
— А при чем тут Шеллар? — не поняла девушка. Он что, типа заведующего всеми такими делами во дворце? Так вроде не похож. Оформлением и организацией балов должен заниматься человек искусства, а не какой-то мент с пистолетом. Но ответ эльфа девушку огорошил.
— Так король же на всех этих мероприятиях присутствовать должен, а ему скучно!
— К-король? — воскликнула счастливая переселенка. — Вот это да! Во второй же день, да встретить главное лицо в королевстве! Вот это удача!
— Да Шеллар с каждым переселенцем знакомится лично. Правда королем не называется… — сник Мафей и тут же попросил Фию. — Я тебе этого не говорил!
— Что ж вас всех тянет-то мне секреты рассказывать? — проворчала девушка, но согласилась.
Тут вдруг раздался в воздухе голос:
— Ваше высочество, где вы сейчас находитесь?
— Успокойся, это мэтр Истран, наш главный придворный маг, — пояснил Мафей и громко ответил. — Около тронного зала.
— Госпожа Фия с вами?
— Да.
— Телепортируйтесь вместе с девушкой в вашу учебную комнату. Мне необходимо видеть вас обоих
— Да, мэтр Истран.
Насколько поняла Фия, «сеанс связи» завершен. И сейчас ее будут снова телепортировать! «Как тут интересно!» — подумала переселенка, но, вспомнив, кого оставила в родном мире, тотчас погрустнела. И Мафей это заметил.
— Да ты не бойся, мэтр Истран всего лишь побеседует с тобой. Ты Шеллара видела? Так он наверняка уже знает эту новость, вот и поделился с мэтром. А тот решил удостовериться, что это действительно так.
— Что за новость-то?
— Новый переселенец, да к тому же маг! Это чрезвычайно редко происходит, что к нам перемещается человек, наделенный Силой. Всего один раз был такой случай, к нам переместился Казак, мультикласс.
— А что это значит?
— Мультикласс? Это значит, что он одновременно воин, бард, мистик и маг. Ты тоже мультикласс — бард-маг.
— Как у вас интересно! — воскликнула Фия, радостно подпрыгнув. — А меня будут учить магии?
— Способности у тебя есть, но весьма посредственные, но кое-чему научить тебя и я смогу, — подмигнул девушке эльф, разминая руки. Через несколько минут Фия уже разглядывала помещение, в которое перенес ее с Мафеем телепорт. В процессе она заметила видимо того самого мэтра Истрана и потому вежливо поприветствовала его:
— Здравствуйте.
— Здравствуйте, мэтр Истран.
— Здравствуйте, юная леди, ваше высочество, — тепло улыбнулся маг. — Госпожа Фия, верно?
— Да. Вы хотели нас видеть? — поинтересовалась переселенка.
— Это так. Его Величество передал мне, что к нам переместилась юная девушка с задатками мага, и я просто не мог пройти мимо.
— И как? — с замиранием сердца спросила Фия. Если мэтр тоже подтвердит ее способности…
— Ваше высочество, а что вы увидели? — обратился вдруг к эльфу маг.
— Огонь барда очень ярок, проход Силы узкий, но длинный, а сама она сосредоточена в районе солнечного сплетения. А еще она — стихийный двусторонний эмпат.

— Все верно, — согласился маг.
— Так я теперь могу стать волшебницей?
— Можешь. Если правильно выбрать школу и спланировать программу обучения.
— Но Кен сказал, что максимум моих возможностей — иллюзии, — растеряно проговорила девушка.
— Кен? Один из придворных магов? — уточнил мэтр. И, дождавшись утвердительного кивка, продолжил. — Молодым людям свойственно ошибаться. Даже в определении так называемого «потолка» начинающего мага. Пожалуй, мы проведем небольшой тест, который поможет нам определиться с выбором школы.
— А что это за школы такие? — полюбопытствовала Фия.
— Пусть его высочество расскажет, пока я буду подготавливать некоторое оборудование, — отговорился мэтр Истран.
— Школы — это различные отрасли магии, специализирующиеся на определенном ее виде. Например, есть школа Змеиного Глаза, Высшего Разума и так далее. Мэтр поможет тебе определить, в какой из стихий и школ ты себя реализуешь наиболее полно. Стихии же бывают — Огонь, Земля, Вода, Воздух, — ну, это все понятно, — и пятая — лечение. Есть еще, правда, некромантия, но ее не особо жалуют. — Такими словами принц закончил кратенькую лекцию.
— Ясненько… — протянула Фия, переваривая новую информацию, но тут ее окликнул мэтр Истран.
— Госпожа Фия. Подойдите, пожалуйста, сюда.
Девушка беспрекословно подчинилась и теперь с любопытством разглядывала вблизи небольшую шкатулку с кристаллом внутри, которую уже видела в первый день своего прибытия. В подобных коробочках Фия в своем мире хранила небольшую коллекцию бижутерии, из которой на ней сейчас янтарные бусы, тоненькое колечко с таким же камнем, посеребренные сережки в виде недлинных витых веревочек и браслет. К последнему девушка относилась с особым трепетом и уважением, так как это действительно драгоценность. Серебряная цепочка содержала на себе вкрапления хризолита. Хризолит, или, как его еще называли, прозрачный светло-зеленый оливин, достаточно дорогой камень и является талисманом семьи девушки. Бабушка подарила браслет Фие перед смертью, не объяснив ничего толком, просто сказала, что «он обережет». И тот берёг. Только неизвестно, что с ним случилось в последнее время, так как свою миссию по охране семьи он стал заваливать.
— Юная леди, — Фию вырвал из воспоминаний мягкий голос мага. — Закройте глаза. Итак, я вам буду говорить, а вы вслух представляйте себе указанную ситуацию. А потом ответите на пару вопросов…


Итак, в результате школа Высшего Разума — призвание переселенки.
«По крайней мере, я на это надеюсь», — про себя добавила Фия, когда маг выдал именно такой ответ. Стихии же — Вода и Воздух. Мэтр пообещал устроить девушки в Даэн-Риссе на обучение, и та согласилась. Также необходимо, как объяснил Фие Мафей, дать выход своему Огню, и теперь, принимая во внимание то, что девушка умела лишь вполне сносно петь, подыгрывая себе на стареньком пианино в своем мире, ко всем остальным хлопотам прибавлялся поиск какого-нибудь учителя по вокалу, чтобы тот помог девушке развить ее талант. Все это Фия, попросив у Мафея пишущие принадлежности, тут же, в учебной комнате эльфа, записывала на родном русском, чтобы ничего не забыть, сразу после ухода мэтра. Пока что переселенка не освоила ортанскую азбуку и вынуждена пользоваться привычной, но Жак обещался в скором времени научить девушку и письму.
«Что ж, будем ждать, пока все само рассосется, или действовать?» — задумалась Фия.
Обернувшись к эльфу, чтобы посоветоваться, она чуть не рухнула со стула на пол от неожиданности. Мафей увлеченно гонял по кругу маленькие разноцветные шарики, а те меняли цвет, расположение и размер по желанию мага.
«Какой же он все-таки классный! — вздохнула про себя девушка. — А ушки — просто прелесть! И колдует, и разговор поддерживает всегда, и рассказать много интересного может, а то и научить чему! Вот хоть тем же самым шарикам… Только что же давило то на меня во время нашей первой встречи? У меня такое впечатление, что я пережила какую-то страшную потерю. Но, в общем, я как-то уже с потерей мамы смирилась, тем более, как Жак сказал, уже двадцать третий век на дворе. А не было ли это чувство Мафея? Что у него случилось, что он ТАК себя чувствует? Кого потерял?»
Не переставая следить за Мафеем, Фия размышляла и попутно накручивала на пальчик прядь своих длинных русых волос.
Эльф, заметив, что у его явно детского развлечения есть свидетели, быстро распылил шарики и пожал плечами, мол, бывает.
— Стоп! Ты что, видела шарики? — подозрительно поинтересовался он.
— Ну да! — восторженно отозвалась та, а потом мечтательно добавила. — Сама бы не прочь научиться такие же делать…
— Но они же — чистая иллюзия! — недоумевал эльф и тут же пояснил. — Переселенцы обычно иллюзии не воспринимают, но ты…
— Значит, я необычная — Сила есть, иллюзии вижу и так далее, — подмигнула переселенка Мафею. Тот улыбнулся.
— Научить?

— Мафей… — негромко позвала девушка, пытаясь одновременно создавать «новые» шарики и контролировать «старые».
— М-м? — отозвался эльф.
— Можно спросить? — робко сказала Фия.
— Конечно! — от всей широты своей эльфийской души согласился тот.
— Ты кого-то потерял?
Видимо, эльф уже искренне пожалел о своем опрометчивом разрешении, так как ответом на этот совершенно бестактный вопрос стали крепко поджатые губы и выдавленная с трудом через них реплика:
— С чего ты это взяла?
— Я эмпат, ты сам это сказал, — виновато пожала плечами Фия. — Но все-таки, Мафей, если ты хочешь, можешь рассказать. Я тоже знаю, что такое — потерять близкого человека. Моя мама осталась в другом времени, в другом мире с раком в крови. Это такая болезнь, и от нее медленно, но умирают. У меня там остался брат, которого я видела в последний раз кричащим на сестру и родную мать. Саму меня застрелили. Интересно, что еще можно потерять, кроме уже потерянного? — Говоря это, девушка и не заметила, что по щекам текли двумя грустными ручейками слезы, скатывающиеся с подбородка на пол. Только выговорившись, она немного удивленно провела тыльной стороной ладони по щекам и вытерла соленые капельки. И увидела, наконец, что ее шарики, оставленные без присмотра, сейчас «держит» Мафей.
— Но ведь ты еще обрела что-то новое? — негромко возразил эльф.
— Не сказать, что обрела. Разве что, шанс пожить здесь, среди волшебства и добра, но, как я заметила, и зла в этом мире достаточно, — грустно ответила она.
— Моя мать умерла во время переворота уже давно, — неожиданно сказал Мафей. — И у меня тяжелый дар, граничащий с проклятьем — предвидеть некоторые события во сне. Они не предвещают смерть, нет. Но крупные проблемы приснившемуся обеспечены.
— И ты из-за этого до сих пор грустишь?
— Нет, не из-за этого, — мотнул головой тот. — У меня была… девушка… И… ее убили. По моей вине.
— А точно ли по твоей? Расскажи, пожалуйста, если можешь, — попросила Фия.
— Давай не здесь, а? Телепортируемся куда-нибудь подальше, и там поговорим? Хорошо?
— Ладно… Место — на твое усмотрение.

— …и она ушла. ТУДА, в чертоги Эрулы, где ей всегда будет светить ласковое солнце. А убийца стоял в тоннеле и бессильно скрежетал зубами. Это был Повелитель. Ее убил Повелитель, — закончил свой рассказ эльф.
— Мафей, но ты не виноват! Ты ведь ничего не мог сделать в Лабиринте!
— Нет, виноват, — мрачно перебил Фию парень. — Если бы я повел себя по-взрослому, а не как размазня, Оливия была бы жива.
— Если бы, да кабы… — проворчала себе под нос девушка. Похоже, у эльфа прогрессирует комплекс вины. — И что ты теперь будешь делать? — махнув рукой на спор «виновен-невинен», спросила она.
— Мстить! — почти выкрикнул тот. — Он еще пожалеет, что так безжалостно и жестоко убил ни в чем не повинную девушку.
— Мафей! И ты решишься на такое? — ужаснулась Фия и тут же грустно поправилась. — Или…ты настолько сильно ее любил?
— С ней я научился летать… — просто объяснил эльф. И переселенке сразу все стало ясно. Может, с помощью эмпатического дара или женской интуиции, но поняла.
— Мафей… Можно совет? — дождавшись по сути безразличного кивка, она продолжила. — Всегда удовлетворяться доводами разума и голой логики абсурдно. Во всем слушать горячее, но чистое сердце — верный способ получить неизлечимый комплекс вины. Найти компромисс между разумом и сердцем очень трудно, но ты все же попытайся… И переосмысли все с другой позиции. Может, найдется выход. И ты запомнишь ее не как несчастную, плачущую и уже обреченную на смерть девушку из Лабиринта, а как обнявшую тебя любимую, которая всегда будет в твоем сердце.

— …Итак, как я уже говорила на первом нашем занятии, школа Высшего Разума единственная в своем роде, и если есть у тебя предрасположенность к ней, то именно ею ты заниматься и будешь...
— А можно вопрос? — Фия подняла руку. — Мэтресса Джоана, а это правда, что вы используете свою магию в корыстных целях?
— Эх, девочка, неиспорченная чистая душа… — усмехнулась Джоана, потому как именно ее мэтр Истран попросил обучать юную переселенку магии Высшего Разума. Придворный голдианский маг сначала оказывалась, ссылаясь на занятость, но потом все-таки взяла Фию в ученицы, вспомнив, каким магом стал переселенец Казак, и прикинув, какую выгоду можно из этого ученичества извлечь… Короче, за одну луну Фия превосходно адаптировалась (правда, имели место несколько продолжительных истерик по поводу несчастной мамы, оставленной в ее родном мире, но потом Фия решила начать жить с чистого листа, будто она всю жизнь была здесь, на Дельте, сиротой), получила подъемные, а потом настали ее трудовые будни. Мэтр Истран познакомил переселенку с голдианским придворным магом и объяснил, что с этого времени Фия ее ученица. Правда, было похоже, что мэтр это сказал больше для самой Джоаны, потому что она не медля переспросила, что он имел в виду. Тот повторил все точь-в-точь, намекнув только, что эта девочка — переселенка, а уж остальные выводы Джоана сделала сама. Также уважаемый мэтр посоветовал девушке поступить в консерваторию, чтобы развивать свой дар и не дать Огню себя сжечь. Та обратилась с этим вопросом к новоявленной наставнице как только мэтр телепортировал их в Новый Капитолий, столицу Голдианы, где девушка первое время поживет в комнате рядом с покоями Джоаны. Наставница посоветовала ей нанять учителя, на что девушка покачала головой, объяснив это незнанием представителей класса бардов, к кому с такой просьбой можно обратиться, и желанием все-таки вращаться в кругу ровесников. Джоана пожала плечами на это и на следующий день Фия уже заходила с запиской на голдианском (она понимала его, как английский) в двери консерватории. Шум и гам, создаваемые наложившимися друг на другами распевками, упражнениями и прочими незаменимыми звуками для подобного заведения, были непривычны Фие, любившей тишину и покой, но вскоре на втянулась в атмосферу бардовского «беспорядка», и стала себя там чувствовать как дома. Познакомилась так же со своими одногруппниками и учителями. А потом, когда Фия уже полностью привыкла к такой жизни, настало время уроков магии, которых переселенка ждала, как какое-то божественное чудо. Первое занятие прошло при полном молчании Фии и длинном монологе Джоаны о целях и свойствах магии Высшего Разума. Переселенка немного разочаровалась, когда узнала, что не сможет самостоятельно телепортироваться, как Мафей, но взамен будет учиться читать самые потаенные чувства человека одним прикосновением.
-…так что, не обращай внимания на сплетни, у всех есть свои скелеты в шкафу… Фия, ты меня вообще слушала? — возмущенно воскликнула Джоана, прикидывая, сколько времени потеряла, чтобы доказать девочке, что ее способ добывания денег не самый аморальный, и ужаснулась. Прошел почти весь урок! «Ну, спасибо, Истран, за «очень способную» ученицу! Я тебе это еще припомню!» — с такой мыслью мэтресса отпустила Фию на занятия вокалом. Девушка, выйдя из учебной комнаты, тоже вспомнила о занятии и совсем отчаялась попасть на них вовремя, как на повороте, рядом с ее покоями, где находилась нотная тетрадь, ее кто-то перехватил поперек туловища…

Не успела девушка закричать, как этот «кто-то» засмеялся и поприветствовал ее голосом одного знакомого полуэльфа.
— Привет, Фия! Только не кричи, ради богов, а то никто не знает, что я тут… и , надеюсь, не узнает, — сказал он и отпустил девушку.
— Мафей! — переселенка прыгнула эльфу на шею и поцеловала в щеку. — Как же я рада тебя видеть!
— А как я рад! — улыбнулся он. — Ну, где мы можем поболтать спокойно о жизни нашей грешной, никому не мешая?
— Пойдем ко мне в комнату! Или лучше телепортируй нас куда-нибудь, а? У тебя это здорово получается! Кстати, я, оказывается, телепортироваться никогда не научусь, такой уж дефект моей магии, — я трындела без остановки, а Мафей лишь стоял и так умильно смотрел на меня, что жутко захотелось снять эту дебильную улыбочку с его лица посредством тяжелого девичьего кулачка. Эльф, видимо, почувствовал изменение моего настроения, потому что тотчас начал творить телепорт. но, слава богу, заранее спросил:
— Фия, а ты высоты не боишься?
— Ни в коем случае! Я обожаю с высоты десятого этажа наблюдать за суетой маленьких, с муравьев размером, людей и мечтать о том, чтобы уметь летать… И как я люблю кататься на качелях, ты себе даже не… — тут Фия очнулась, увидела, что находится не в Новом Капитолии, и даже не в Голдиане, а на какой-то высоченной скале и от радости завизжала:
— Мафей! Я тебя обожаю!!!! — расцеловав его в обе щеки, она подбежала к краю скалы и улеглась на землю. Эльф тем временем забрался на стоящий рядом камень, с виду показавшийся девушке очень удобным, и смотрел вдаль. Девушка, задумав проверить, такой ли камень удобный на самом деле, как ей кажется, и согнала его оттуда. Мафей пытался воспротивиться, да только много он не выдержал, так как Фия ввела в бой свою ранее не испытанную тяжелую артиллерию.
— Ну, вот! — сокрушенно вздохнула она. — Бедная переселенка, умершая в своем мире, перенесшая такой дикий стресс, вынуждена ютиться на холодной земле!
— Лето ведь сейчас, земля теплая, — попытался оправдаться тот, но тут же замол под осуждающим взглядом девушки и слез с предмета спора. Фия белкой забралась на камень, убедилась в своем мнении и уже тогда начала обозревать весь красивый мир. Так как дело было уже к позднему вечеру, то он представлял собой чрезвычайно красивый закат. Мафей сел у ее ног прямо на землю. Так они сидели и молчали пока солнце не скрылось полностью за горизонтом… И Фия, наконец, не вспомнила, что так и не попала на урок по вокалу…

Дни летели, как Винни Пух, почуявший мед в пчелином улье, на голубом шарике. Занятия то по магии Высшего Разума с Джоаной, то по вокалу, на которых Фия делала все больше успехов, чем радовала преподавателей в консерватории, отнимали все ее свободное время! Коротенькие визиты Мафея, с которым переселенка очень крепко сдружилась, хотя бы чуть-чуть разбавляли будничную жизнь. Но, как Винни Пух больно упал с шарика в колючки, так и девушку поджидали за поворотом судьбы весьма крупные неприятности…
А день тот начинался как обычно. Очередная лекция по магии мэтрессы Джоаны с утра пораньше. Долгие музыкальные занятия после обеда. И когда вымотанная уже за первые полдня девушка (уже живущая в городе, отдельно от наставницы) зашла домой покушать в перерыв, чтобы потом опять отправляться на занятия магией, она даже не заметила, что дома не одна… Потом, как водится, она очень жалела, что, зайдя в квартиру, не прошла по комнатам в поисках чего-то необычного, но в ее мире есть такая поговорка: после драки кулаками не машут. Так что нечего, милая наша, несвоевременно сокрушаться по поводу своей непредусмотрительности, а просто прими произошедшее как данность. Но мы отвлеклись…
Фия даже не посмела пискнуть, когда что-то холодное и явно остро наточенное коснулось ее незащищенной шеи. Только тихий неразборчивый хрип, когда на горло неожиданно сильно надавили, черные точки перед глазами, а потом… Ну, откуда мы можем знать, что привиделось переселенке в ее незапланированном обмороке? Только предполагать, что хоть там ей было весело. Потому как в реальности ее ожидали события похуже.
Первое, что почувствовала девушка, когда очнулась, было покалывание во всех частях онемевшего тела, и больно скрученные руки за спиной. Оказывается, она сидела на стуле привязанная около двух часов. Как только девушка очнулась, перед ее лицом появилось лезвие ножа и начало качаться из стороны в сторону, заставляя следить за не исчезающей опасностью, не отрывая взгляда. А незнакомый голос тихо, но разборчиво втолковывал Фие на ухо:
— Сиди и не шевелись, тогда останешься целой, невредимой, и, вполне возможно, даже такой же красивой, как сейчас, — голос усмехнулся, но кто-то посторонний (так их двое?!) шикнул на него, а потому незнакомец убрал лезвие и поднял за подбородок лицо Фии. Совершенно незнакомый мужчина, но так как на вид определять национальность человека переселенка научилась, она со всей уверенностью могла сказать, что перед ней, нагло усмехаясь, стоит мистралиец.
— Ну, налюбовалась? — издевательски спросил он. Фия мотнула подбородком, высвобождаясь из цепких, сильных, но пока что неопасных рук, как ее шею пронзила боль. Девушка вспомнила, при каких обстоятельствах потеряла сознание и внутренне содрогнулась от ощущения синяков на шее.
— Чего дрожишь-то? Замерзла? — неожиданно вполне серьезно поинтересовался мистралиец. «Какой заботливый, однако!» — зло подумала Фия, стараясь унять незапланированную дрожь по всему телу. Но мурашки уже совершали *дцатый рейс по спине Фии, и на этом останавливаться явно не собирались.
— Ну что ж ты так, моя маленькая Барби? — насмешливо-заботливо вопросил знакомый (наверняка тот самый, шикнувший) голос. Фия снова вздрогнула.
— Кен?

— Так, не забыла старого приятеля, перенесшего тебя в этот сказочный мир? Не ожидал такого, не ожидал, — притворно покачал головой Кен.
— А ты думал, что я на следующий день забуду того, кто мне жизнь спас? Не ожидала от тебя такого, не ожидала! — Фия действительно не хотела передразнивать бывшего (какое плохое слово!) друга, но так уж получилось… Кен зло рыкнул:
— Молчать! Сиди тихо, если хочешь сохранить свое прелестное личико в целости!
— Кен, зачем ты так? — грустно спросила переселенка, уже понявшая, что ее вновь предали. Вот вам и сказка, госпожа переселенка! Даже здесь действуют элементарные законы жизни, и нечего было расслабляться, почувствовав перемены. Это просто другой мир, но не лучший… Здесь тоже существует предательство.
— Переселенец, обладающий Силой… И мультикласс, к тому же, — протянул тот. — Диего, ты не знаешь, что мне это напоминает?
Названный Диего пожал плечами и равнодушно предположил:
— Казак?
— Именно! — воскликнул Кен.
— И что с того, я не поняла? — осторожно спросила Фия, и вдруг лицо ее озарилось одновременно догадкой и таким ужасом, что присутствующие заметно поежились. — Он… — Фия запнулась, но продолжила, — он долгожитель?
— Не просто долгожитель, милая моя Барби, — покачал головой маг. — Он, поговаривают, бессмертен. И история повторяется. Когда мне в руки попала такая жемчужинка, как ты, я не сразу понял, какую можно извлечь выгоду из знакомства с тобой. А ты в это время неплохо устроилась, магию тебе преподает сама мэтресса Джоана, ходишь в лучшую консерваторию, спишь с ортанским принцем… — Фия поперхнулась и непонимающе уставилась на мага:
— Что значит — сплю? — угрожающе прорычала она.
— Только не надо мне говорить, что у вас только дружба! — фыркнул он. — Весь двор только об этом и говорит: его высочество Мафей опять завел на стороне подружку и шляется к ней, наверняка, на сеновал, — продекламировал Кен, явно цитируя придворных ортанских дам.
— Еще один такой намек, и я… — прорычала Фия.
— Что же ты можешь сделать такого сейчас, чего не сделала до сих пор? — ухмыльнулся тот.
— Например, позвать меня, — донесся из-за спины Кена мелодичный голос эльфа. — Или попросить мистралийца тебя прирезать по-тихому, чтобы не баламутил воду. Диего, ты согласен?
— А что я с этого буду иметь? — мрачно поинтересовался тот, уже посыпающий голову пеплом себе за то, что вообще согласился участвовать в этой сомнительной авантюре.
— Жизнь и удаление портрета из списка: «Их разыскивает Департамент Порядка», — таков был ответ.
— Ладно, — ответил мистралиец и только подошел к Кену, как тот с диким воплем скрылся за ошеломленной Фией, которая со страху закрыла глаза и выкрикнула только сегодня утром выученное заклинание. Мэтресса Джоана называла его «пси-удар». И его действие было направлено на объект, находящийся в непосредственной близости от мага. То есть, под раздачу попал Кен. Сведя глазки «в кучку», он помотал немного головой, а потом выдал:
— Вы кто?

— Так, Фия, ты теперь поняла, каково действие направленного пси-удара? Человек теряет память. В данном случае — навсегда. Слава богу, что вы меня позвали, а то парень так бы и остался ходить неприкаянным. Вы-то с Мафеем сразу сбежали, мистралиец рад остался, что хоть какую-то выгоду из знакомства с тобой извлек…
— Да, мэтресса, — покорно ответила девушка, уже который час пытающаяся вырваться из внимания цепких глаз Джоаны.
— Кстати, а я рассказывала, как одному преступнику выжгла мозг при помощи этого заклинания? — восторженно спросила она.
— Да, мэтресса, — вновь занудно повторилась Фия. И взмолилась. — Мэтресса Джоана, меня там Мафей ждет, можно мне сегодня побыть с ним до вечера?
— Ладно, можно, — милостиво разрешила та, но все же предупредила. — А потом зайди ко мне, нам нужно поговорить.
— Да, мэтресса, — скрываясь из поля зрения Джоаны, повторила Фия. Так как разговор происходил в квартире переселенки, то выход у девушки один — через дверь на улицу. Но там ее ждал друг.

— Ты злишься на него? — тихо спросил Мафей, расположившись, как всегда у подножия огромного камня, на который по обыкновению уселась переселенка.
— Не знаю, — задумчиво ответила Фия, глядя на закатное солнце. — Наверное, все-таки злюсь. Это ведь по его вине на моей шее теперь огромные синяки…
А закатное солнышко, подарив напоследок ребятам по теплому лучику, совсем скрылось за горизотом. Но завтра наступит восход…

(c) Релле

Оксана Панкеева рекомендует прочитать:
 

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».
Зима пришла!