В разделе:

Последняя новость

27 сентября — прекрасный день для того, чтобы поздравить Оксану Петровну с юбилеем!

Мы тут недавно в очередной раз обсуждали, насколько жизнь была бы пресна и скучна без того пути, который открылся благодаря Бедному Автору©. Кто-то не нашел бы свою половинку, кто-то — призвание. Не родилось бы множества детей, не пересеклись множество судеб. Не написалось бы книг, не спелось бы песен... И, кажется, так вот и складывается писательское величие;)

И в этот пасмурный денёк не забудьте поздравить с днем рождения Алёк, чтоб она нас не забывала!

Все новости

WebMoney-кошелек Оксаны Панкеевой:

Z765938819912

Дружественное:

Творчество поклонников > Фанфикшн > Пассионарио и фиолетовые гоблины

« — Ты… — лицо товарища Амарго приобрело выражение беспредельной досады с некоторым оттенком брезгливости. — Как раз в это время в этой самой комнате, наевшись фанги в количестве, достаточном чтобы нормальному человеку отравиться насмерть, ловил фиолетовых гоблинов при помощи огненных дорожек.» («О пользе проклятий»)

Как же это было? =)))

…Несказанно удивленный небывалой реакцией Кантора на неприятное известие, Амарго, проследивший, чтобы успокоительное подействовало на разошедшегося убийцу так, как надо, решил вернуться к себе, и, по выражению его любопытного величества Шеллара III, крепко подумать.

Однако когда он проходил мимо хижины Пассионарио, его внимание привлекли загадочные звуки, доносящиеся изнутри. Бравый полевой командир немного замедлил шаг. У него мелькнула малодушная мыслишка пройти себе дальше, и демоны с ними, с этими подозрительными звуками, но тут он заметил в окне отблеск огня. Это в деревянной-то хижине.
Смачно ругнувшись, Амарго рванул к хижине горе-предводителя и дернул дверь на себя. Заперто. Вблизи огонь за окном был виден явственно, хотя ни запаха гари, ни дыма не было. Что наводило на размышления.

 — Нет, ну они точно братья! — воскликнул Амарго, дергая в очередной раз ручку. Поняв, что усилия, приложенные таким образом, абсолютно тщетны, он собрался, поднатужился и с размаху приложился об дверь плечом. Амарго сдюжил, дверь — нет.

…Только отшвыривая в сторону слетевшую с петель дверь, Амарго подумал о том, что даже не пробовал постучать. Картина, открывшаяся его взору, подтверждала правильность его действий.

….Всеми любимый вождь и идеолог, краса и гордость партии Реставрации, наследный принц мистрали Орландо, мать его так и раз этак, (она, понимаешь ли, путалась с эльфами, а товарищу Амарго теперь разгребать!), другими словами, этот засранец Пассионарио, сидел на полу в противоположном конце комнаты на корточках и с крайне сосредоточенным видом пускал огненные дорожки. Изобразив одну дорожку, он тут же подхватывался с места, перебегал немного в сторону, снова устраивался на полу, запускал следующую и так далее. На окружающую действительность он при этом никак не реагировал. Дорожки у товарища Пассионарио получались узенькие, коротенькие и какие-то хиленькие, но каждая последующая казалась уже более серьезной.

Амарго откашлялся. Пассионарио проигнорировал, в очередной раз меняя дислокацию. Амарго откашлялся еще раз, погромче. Пассионарио, азартно прищелкнув языком, запустил следующую дорожку, выглядевшую уже почти внушительно, Амарго даже пришлось сделать шаг назад, чтобы потянувшиеся к его сапогам языки пламени не достигли цели.
 — Заразы какие шустрые! — возмущенно воскликнул Пассионарио, грозя кулаком сапогам Амарго. — Ну я вам сейчас покажу!
Амарго глянул на свою обувь, потом на мага-недоучку, явно собравшегося «показать», и окликнул вождя, забеспокоившись за рассудок подопечного:
 — Пассионарио, ты что тут творишь?..
Вождь и идеолог, заслышав свое имя, сначала некоторое время недоуменно рассматривал сапоги наставника после чего, наконец, поднял голову и встретился с Амарго взглядом.

Глаза полуэльфа были полны нездорового энтузиазма, а всю огромную радужку занимали непомерно расширившиеся зрачки.
 — Амарго! — с болезненным оживлением воскликнул бард, — Как хорошо, что ты пришел! Давай, заходи с другой стороны, вместе мы их живо изловим!
 — Тааак... Понятно… — Сквозь зубы процедил товарищ Амарго, подходя поближе к столу. Так и есть. Теперь ясно, что это за сладковатый запах… — Кого ловим?
На столешнице лежал небольшой холщевый мешочек, в котором Кантор держал фангу. И который недалее, чем вчера, Амарго у него изъял. И еще сегодня с утра этот мешочек во-первых, лежал в кармане у самого Амарго, а во-вторых, был почти полным, а не почти пустым, как сейчас!
 — Да гоблинов этих фиолетовых, — недоуменно пояснил Пассионарио, тыча пальцем в пустое место. — Амарго, ну зачем ты ушел от двери, и зачем ты ее снес! Один уже убежал!
Амарго подумал, что с дверью он действительно зря так обошелся — как бы ветер с улицы ре раздул пожар, да и товарищам не нужно видеть своего вождя в таком плачевном состоянии.
 — Ну помоги же ты мне! — разошелся тем временем Пассионарио, — давай, заходи со стороны двери и гони их на меня! Или… — подозрительно глядя на двинувшегося с места Амарго, предположил Пассионарио, — или ты с ними заодно?..
Амарго скрипнул зубами, и, нащупав в кармане шприц-тюбик с успокоительным, оставшимся от «разговора» с Кантором, подошел к предводителю повстанцев вплотную.
 — Амарго! Как ты мог?! — трагично воскликнул Пассионарио, уставившись на советчика и наставника с искренней скорбью, — Что у тебя может быть общего с фиолетовыми гоблинами?!..
 — Завтра поговорим, — пообещал Амарго, и с чистой совестью вкатил Пассионарио двойную порцию успокоительного, после чего оттащил его, засыпающего на ходу, в другую комнату.
 — Эй, охрана! Ну где эти дармоеды!? У товарища Пассионарио пожар в хижине случился! Давайте сюда, живо!
Полюбовавшись на то, как всполошилась личная охрана его обдолбанного высочества, и лично проконтролировав процесс тушения огня, Амарго направился, наконец, к себе, обещая устроить завтра Пассионарио грандиозный разнос и бормоча под нос:
«Не-е-ет, шеф все-таки либо ошибается, либо врет на счет эльфа. Не может быть, чтобы они не были братьями!»

 (c) Несчастный Случай


Оксана Панкеева рекомендует прочитать:
 

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».
Зима пришла!