В разделе:

Последняя новость

27 сентября — прекрасный день для того, чтобы поздравить Оксану Петровну с юбилеем!

Мы тут недавно в очередной раз обсуждали, насколько жизнь была бы пресна и скучна без того пути, который открылся благодаря Бедному Автору©. Кто-то не нашел бы свою половинку, кто-то — призвание. Не родилось бы множества детей, не пересеклись множество судеб. Не написалось бы книг, не спелось бы песен... И, кажется, так вот и складывается писательское величие;)

И в этот пасмурный денёк не забудьте поздравить с днем рождения Алёк, чтоб она нас не забывала!

Все новости

WebMoney-кошелек Оксаны Панкеевой:

Z765938819912

Дружественное:

Творчество поклонников > Фанфикшн > Нужно ли похищать переселенцев?

Вечерело. Почти полная тишина нарушалась только тихим поскрипыванием сапог за окном и шуршанием всевозможных предметов в отверстии, в которое в лучшие времена вставляли ключ. Кроме этих звуков можно было различить едва слышное бормотание, предназначенное, скорее для поддержания собственного боевого духа, нежели для посторонних ушей.
Впрочем, таковых не наблюдалось в радиусе досягаемости тяжёлого медного блюда, немного помятого, но вполне пригодного для дальнейшего использования. Сей предмет сервировки стола, в данный момент, бесприютно валялся на полу, в некотором отдалении от двери, рядом с которой присела невысокая всклокоченная и жутко рассерженная девушка. Именно она и производила тот самый шум, о котором говорилось выше.
Рядом с ней, горкой возвышались на первый взгляд трудно сопоставимые предметы. Там были и шпильки для волос, и булавки, и какие-то продолговатые щепки, и даже вилка. Часть предметов уже выглядела так, словно их пытался жевать оголодавший тролль, но, не слишком преуспев в этом антиобщественном начинании, был вынужден отложить их и оставить на «чёрный день». Впрочем, не следует клеветать, в плачевном состоянии всех этих предметов был виновен совсем не тролль. Никто не виноват, что в этом мире делают такие прочные замки, а вот всё остальное — как раз наоборот — оказалось очень хрупким. Ни шпильки, ни вилка, ни даже охотничий нож, поочерёдно побывавшие в замочной скважине, не перенесли такого обращения с собой и бесславно погибли.
Ольга не знала, что виной всему не чрезмерная хрупкость столовых приборов, а элементарное запирающее заклинание, которым воспользовался тот мерзкий отморозок, которому, судя по всему, не хватило прошлого раза, и он решил возобновить знакомство.
— Нет, ну что за лажа?! — чуть не плача от злости, подумала Ольга, когда поняла, что дверь не откроется ни при каких обстоятельствах. Охотничий нож, который она нашла в этом захудалом домике, полетел куда-то в угол и с обиженным хрустом застрял в ножке стола.
— Ни фига себе! — Ольга восхитилась собственной меткости, поднялась и отошла от двери.
Положение прорисовывалось безрадостное: никто не знает, что бедную девушку похитили. И узнают об этом не раньше, чем королева вспомнит о том, что у неё должна где-то была быть ещё одна придворная дама. А поскольку Ольга не отличалась усидчивостью, и застать её на одном месте бы-ло весьма сложной задачей, то спохватятся не раньше завтрашнего утра, когда служанка понесёт по дворцу сплетню, будто госпожа Ольга изволит ночевать в чужой постели. А до тех пор, никто и не узнает ни о чём. Разве что Диего всполошится и начнёт доставать короля, если его самого не припашут к какому-то очередному государственному поручению… Хотя нет, как же можно было забыть! Нет уж, всё выяснится очень скоро, если ещё не выяснилось. Трудно не заметить беспризорно шатающегося по городу щенка поморского волкодава, или как он там называется — Ольга всегда забывала — поскольку для общения с псинкой хватало окликнуть её по имени. А все остальные подробности просто вылетали из головы за ненадобностью.

Нет, ну действительно, предупреждал же король: не ходить одной по улицам. Так нет, надо было вытаскивать Шарика на прогулки! Вот и догулялась. Когда из-за очередного поворота появился этот долбанный птеродактиль, на которого почему-то не обращали внимание прохожие, поделать уже ничего было нельзя. Этот гад бесцеремонно схватил девушку за руку и сразу же начал открывать телепорт. Нет, конечно, без боя Ольга не сдалась, но пинаться, царапаться и ругаться оказалось бесполезным занятием, которое только разозлило врага. Он втолкнул её в серебристое мерцание и… Теперь вот сиди, думай, зачем ты ему понадобилась, что будет дальше и где вообще находится эта идиотская хижина?
Но долго думать Ольге не пришлось: краем глаза заметив знакомое серебристое свечение, она тут же прекратила бесплодные попытки как-то улучшить своё положение и осторожно подошла к столу, в котором застрял выброшенный ею нож. Владеть холодным оружием она, конечно, не умела, но всё же это лучше, чем вообще ничего. Пистолет-то остался в её комнатке во дворце. Так что особенно выбирать не приходилось. Как и ожидалось, из телепорта проявилась несуразная фигура наместника.
Он уставился на девушку мрачным взглядом исподлобья, от которого за версту несло злобным удовлетворением. Сразу стало ясно, что потраченные Ольгой патроны в прошлую встречу, оказали неизгладимое впечатление на Харгана и он намерен отомстить за все вместе и за каждую в отдельности. Ведь именно из-за этого у него сорвался такой замечательный, хитроумный план, на который, к тому же, ушла уйма времени и кадров.
От такого взгляда Ольгу прошиб холодный пот, но упрямство оказалось сильнее. Если каждый неудачный эксперимент сумасшедшего генетика возомнит о себе невесть что, то это его личные проблемы! Он надолго запомнит эту встречу, если ещё переживёт её. Всё равно девушку будут искать и, возможно, даже очень скоро. Тогда ему придётся иметь дело ещё и с мэтром Истраном, королём, а если кто-то проболтается Диего, то этому выродку вообще не на что рассчитывать! Подбодрив себя таким образом, Ольга смело посмотрела в разноцветные глаза и вызывающе громко спросила:
— Ну, пучеглазый, чего тебе надобно? Мало приложили в прошлый раз? За добавкой припёрся, мазохист плешивый?
Харган обомлел от неожиданности: на его настоящую внешность никто и никогда ещё так не реагировал, особенно женщины. Ну, ничего! У него в запасе есть коронный ход, который приводил в замешательство даже вредную графиню Монкар. Для пущего эффекта развернув крылья, Харган оскалился и грозно рявкнул:
— Молчи, женщина!
По спине у Ольги пробежалась стая мурашек, но она только враждебнее уставилась на наместника. Даже Диего не позволял себе такого обращения с ней, а он единственный, кому она ещё могла бы такое простить.
— Что ты сказал, жертва полоумного дантиста?! Это ты, выродок, закрой рот и послушай доброго совета, вали отсюда и не мешай людям жить, а то так схлопочешь между рог, что себя потом в зеркале узнавать перестанешь! — Ольга говорила что-то ещё, сама удивляясь, откуда у неё находятся слова, а главное — силы возражать этому ходячему кошмару. Харган пошёл пятнами, что на его демонской физиономии выглядело особенно впечатляюще и Ольга начала по-настоящему пугаться.
Неизвестно, чем бы закончилась эта ситуация, если бы шаги за окном не прекратились, а вместо них из-за закрытых ставень донёсся предупреждающий возглас:
— Господин наместник, здесь кто-то ходит!

И тут Харган сделал роковую ошибку: вместо того, чтобы закончить «беседу» с переселенкой, он рванулся к окну в чисто рефлекторном движении. Нет, конечно, Ольга бы ничего не успела сделать в такой ситуации — она стояла слишком далеко от наместника. Но не стоит забывать, что в этой хижине девушка провела часа два, пока у недружелюбно настроенного к ней демона выдалась свободная минутка для общения. И эти два часа Ольга провела отнюдь не в слезах о своей загубленной жизни… Поэтому, какая бы ни была у Харгана великолепная реакция и координация движений, он всё равно не успел затормозить и, споткнувшись о целую груду дерева, металла, и ещё боги знают чего, продолжил дальнейшее движение без помощи ног. Развернувшиеся крылья с шелестом прошлись по слишком низкому потолку и, возможно, даже наместнику удалось бы сохранить равновесие или, по крайней мере, удачно приземлиться, но… Строители этой хибары не учли возможность пребывания в ней божьего посланца, которому, возможно, захочется размять затёкшие крылья. Эти… недальновидные люди, исходили исключительно из своих эгоистических побуждений, и поэтому оснастили балку под потолком и все стены кучей гвоздей, крючков и просто шпилек, на которые видимо, предполагалось вешать охотничье снаряжение или же трофеи.
Никто никогда и не предполагал, что одним из трофеев может стать полудемон, который одним яростным движением насадил собственное крыло на дюжину упомянутых крючьев. Секундная боль, которая могла сопроводить разорванное крыло, в случае если бы Харган попытался освободиться судорожным рывком, конечно, не была препятствием, но тогда крыло будет годно только для того, чтобы последовать за хвостом, когда тот, наконец, закончится. А такой поворот событий очень нежелателен, в особенности, когда придётся отчитываться перед Повелителем, кто довёл его до столь плачевного состояния. Да и вообще, крылья — очень полезны в работе, поэтому несчастный наместник, у которого каждый новый день выдавался хуже предыдущего, замер на месте, пытаясь сообразить, как лучше всего справляться с возникшей сложностью. А тут ещё и мерзкая девчонка никак не давала ему покоя! Видя, в каком плачевном состоянии оказался повелитель, она осмелела, подошла поближе и с решительным видом достала из-за спины безжалостно перекорёженный, короткий и тупой нож. Сам Харган ни за что не согласился бы угрожать кому бы то ни было при помощи подобной железки из страха, что его просто поднимут на смех. Однако девчонка, судя по всему, не опасалась осмеяния и сурово приставила железное нечто к (и без того пострадавшему) крылу — больше она никуда не дотягивалась.
— Только дёрнись, гад крылатый, сразу станешь полукрылатым! — прошипела Ольга.
Это было последней каплей. Ослеплённый яростью и унижением, несчастный демон выгнулся и протянул руку назад, чтобы ухватить-таки нахальную девчонку, но недвусмысленный хруст разрываемой тонкой кожи на крыле и выгнувшиеся до предела кости сказали своё решающее слово. Харган оставил в покое девушку и снова переключил внимание на покалеченное крыло. Выход напрашивался только один. Демон дотянулся до прогнившей балки и, что есть сил, дёрнул её на себя. Раздался скрежет и сочный треск ломаемой древесины и крыло оказалось-таки на свободе, хоть и потрёпанное, зато ещё пригодное к делу… когда его снова залатают. Не помня себя от ярости, Хаган размахнулся и от души ударил девушку. Ольга отлетела к стене и застыла там, вжавшись в неё спиной и крепко держа в руке злосчастный нож. Ещё раз (для острастки и чтобы сохранить лицо) оскалившись, Харган осторожно сложил пострадавшее крыло и открыл телепорт, пообещав напоследок скоро вернуться. Всё бы ничего, но Ольга, насмотревшись фантастики, боевиков и разных ужастиков, не смогла по достоинству оценить последнюю фразу и только угрюмо хмыкнула вслед закрывающемуся телепорту. И только когда за окном раздались громкие голоса, девушка вспомнила, с чего началась вся эта заварушка.
Ольга, стараясь ступать как можно тише, подбежала к закрытому ставнями окну и попыталась в щёлку рассмотреть, кого на этот раз принесла нелёгкая. Однако увидеть ей удалось немного: чья-то спина в чёрной кожаной куртке загораживала весь тот скудный пейзаж, который в другое время обязательно предстал бы перед глазами любопытствующего. Этот незнакомец в данный момент активно размахивал руками, и что-то пытался доказывать. Кому, было не рассмотреть, однако говорил мужчина по-мистралийски, что давало хоть какую-то пищу для размышлений.
Увы, если бы на месте неудачливой придворной дамы оказался король, он бы не преминул воспользоваться этим обстоятельством и тут же выдал бы не меньше сотни различных вариантов событий. Ольга же, в отличие от Шеллара III, не обладала склонностью к глубинному анализу фактов, поэтому продолжала тихо наблюдать за разворачивающимися событиями.
Благо, хоть понимала, что говорит этот отмороженный приверженец того летучего мыша, который только что осчастливил эту избушку своим присутствием. То, что тот тип за окном, был именно приверженцем, стало ясно из его собственных сумбурных высказываний. Он очень эмоционально, как умеют только истинные мистралийцы (да и то не все, а только сильно стукнутые), объяснял выползшим из кустов собеседникам, куда им лучше всего проложить новый маршрут, чтобы избежать гнева Великого и Ужасного… Впрочем, старался он напрасно, потому что, как поняла Ольга, собеседники не поняли ни слова из такой пылкой и доходчивой речи. Судя по всему, мистралийский был для них тайной из тайн, потому что отвечать на том же языке вновь прибывшие не спешила, предпочитая изъясняться на более привычном слуху, ортанском.
Девушка с облегчением вздохнула: всё же хорошо, что судьба не забросила её куда-нибудь в Эгину. Как бы она оттуда потом добиралась? Да и вообще, судя по ответным репликам, эти двое (или трое?) не являются прислужниками Горбатого. Они вообще о нём понятия не имели, до тех пор, пока он так нагло не воспользовался их законным охотничьим домиком, за который эти бравые ребята исправно платят налоги вот уже десять лет. Ну, раз господа охотники такие законопослушные люди, то скорее всего, их можно попросить о помощи. Уж наверно, они не откажут бедной похищенной придворной даме.
Ольга уже открыла рот, чтобы крикнуть им и попросить выпустить её из, так надоевшего ей за день, дома (а может даже и покормить — поскольку последний раз она ела во дворце за завтраком), но тут что-то дёрнуло её обернуться. Вид, который предстал перед её глазами, не вселял ложной надежды на снисхождение рьяных охотников. Пока Ольга пыталась открыть дверь, окна или хоть что-нибудь вообще, пока они препирались и скандалили с наместником и пока пытались драться, несчастный домик успел превратиться даже не в сарай, а… Сходу подходящего слова придумать Ольге не удалось, и она оставила эту пустую затею до лучших времён.
Если верть этим достойным горожанам, выбравшимся на свежий лесной воздух немного отдохнуть, то они очень дорожили своим домишкой, который служил им пристанищем и своеобразной копилкой охотничьих трофеев. Последние, кстати, беспорядочной кучей валялись на полу и у Ольги даже создалось впечатление, что кое-что восстановлению уже не подлежит…
— Ой, мама! Это что же они скажут мне, когда войдут? — опрометчиво подумала Ольга. На этот момент она уже немного подзабыла, как сама пару часов назад извела все мало-мальски подходящие по размеру приборы, пытаясь открыть эту проклятую дверь…

Утром, ещё не проспавшееся и всклокоченное, солнце нехотя выползло из-за набежавших за ночь облаков и оторопело застыло на месте, не зная следует ли взбираться дальше по небосклону и продолжать неблагодарное занятие — освещать этот ущербный мир или же стоит задержаться подольше на месте и понаблюдать интересную картинку на лесной опушке. К сожалению, особого выбора у горемычного светила не наблюдалось, поскольку суточный ритм не собирался подстраиваться под желания каких-то там неодушевлённых небесных тел и вынуждал медленно, но верно исполнять раз и навсегда предписанное… С другой стороны, это было вполне справедливо, потому что недавно народившийся месяц, уходя на покой тоже не торопился покидать место событий и мог бы страшно позавидовать своему более яркому и тёплому конкуренту.
Откровенно признаться, любоваться там было особенно нечем, но всё-таки нечасто доводится увидеть подобное поведение среди представителей homo sapiens. Согласитесь, когда ранняя весенняя муха, ещё не пришедшая в себя после зимней спячки истово ломится в застеклённое окно — это ещё можно понять: что взять с глупой тварюшки? Но даже это создание, почти лишённое мозга, ни за что не стало бы откровенно жертвовать своей жизнью в попытке пробить сопротивление уже довольно старенькой, но всё ещё крепкой деревянной двери…
На полянке наблюдалось трое мужчин, по всему видно — охотники, которые уже несколько вяло, но всё же упрямо пытались выбить дверь собственной хибарки, в которой нагло забаррикадировалась неизвестная девица. То, что это была именно девица, бывалые мужички поняли без труда по некоторым невнятным репликам из-за закрытой двери. Но вот зачем сия нахалка влезла в чужой дом и как она умудрилась закрыться там так, чтобы открыть было невозможно, этого понять было невозможно. Нет, действительно, на что можно рассчитывать при таком раскладе? Ведь рано или поздно, ей захочется есть, да и вообще, она что, собралась просидеть безвылазно в этой развалюхе всю оставшуюся жизнь? Выйти ей всё равно придётся. И тогда осерчавшие собственники жилья её таки изловят и проводят до ближайшего полицейского участка. Или она надеется, что мужички пошумят, пошумят да и уйдут? Или, может быть, к ней должна прийти подмога? Ведь был же у неё какой-то сообщник, лапотал чегой-то… Демон их разберёт, может, здесь собрались обосноваться разбойники?
Ольга, тем временем, успела вымотаться до такого состояния, что все эти рассуждения мужиков, усердно, но безрезультатно пытавшихся проникнуть в помещение, если бы она их услышала, не вызвали бы никаких эмоций. Нет, действительно, кто ж такое выдержит? Она не спала уже почти сутки, поскольку проснулась вчера на рассвете, чтобы в очередной раз шокировать общественное мнение своим непристойным видом на набережной Риссы в дворцовом парке. Затем наскоро попыталась прибраться у себя в комнате, но успеха в этом благом начинании достичь не успела, потому что в комнату заглянула Эльвира и сказала, что по дворцу скоро будет страшно ходить, поскольку Шарик не кормлен уже, кажется, с вечера и того и гляди начёт сам добывать себе пропитание в неравной борьбе с придворными. Так что, волей не волей, пришлось срочно бросать всё и бежать на выручку несчастной псине. Потом, разумеется, Ольге пришло в голову, что, раз уж она всё равно занялась собакой, то можно бы прогуляться по городу и заодно приобрести ещё что-нибудь из классики местного пошиба. А уж с прогулки, как оказалось, вернуться вовремя не получилось…
Да ещё эти хозяева, как ушибленные, с маниакальным упорством всю ночь ломятся в домишко. Хоть бы отдохнули, что ли? На этом этапе вялые размышления Ольги приобрели целенаправленный характер. «А ведь и правда, не мешало бы поспать», — Решила она и принялась сооружать себе подобие постели из имеющихся в наличии ковриков и старенького, но тёплого, пледа. Быстро управившись с этим нехитрым делом, девушка устроилась поудобнее и блаженно закрыла глаза, бессовестно игнорируя неубедительную возню за дверью. Через пару минут она уже спала и не слышала, что настырные мужики почему-то приостановили мероприятие по осаде данного укрепления и отошли подальше от двери, во избежание возможного шпионажа со стороны злонамеренных неведомых сил, занявших их законную собственность. Впрочем, даже если бы Ольга и услышала хоть что-то, она всё равно ничего не смогла бы предпринять, потому что выйти, равно как и войти внутрь дома, не представлялось возможным. Так что и жалеть об упущенном шансе смысла не было.

Выспаться Ольге не дали. Казалось, только она успела закрыть глаза, как что-то тяжело бухнуло в, и без того хлипкую, дверь. Та задрожала, но, как ни странно, осталась стоять на прежнем месте. С трудом разлепив непослушные веки, жертва недобросовестного похитителя произнесла несколько слов, призванных описать её отношение к происходящему. Затем немного подумала и пришла к выводу, что слова, равно как и жесты, здесь бессильны. К данной ситуации могло бы подойти распространённое на родине у Ольги выражение: «Слов нет, одни буквы остались». Однако и оно не смогло бы в полной мере передать всю гамму эмоций, охвативших девушку по пробуждении.
Тем временем, за дверью вовсю продолжали развиваться события. Спустя некоторое время кто-то властно стукнул кулаком по безучастным к происходящему доскам и громко произнёс:
 — Именем Закона — откройте! Сколько раз Ольге доводилось слышать эту сакраментальную фразу! Почти в каждом боевике, которых девушка насмотрелась достаточно за свою недолгую жизнь в том мире, где она родилась, находился какой-нибудь ярый борец с преступностью, неизменно высказывавшийся в подобном стиле. Да, люди остаются людьми, независимо от того, в каком из миров им суждено прожить свою жизнь. В любом случае, Ольга не имела возможности выполнить сию сомнительную просьбу, даже если бы ей очень этого захотелось, поэтому она, не вставая со своего не слишком удобного, но всё же тёплого ложа, хмуро огрызнулась:
 — Ага, разбежалась! — и, постепенно распаляясь и приходя в состояние активного гнева, чуть громче добавила: — Я полномочный представитель террористической организации! Официально заявляю: королевский парк в Даэн-Риссе заминирован. Переговоры я буду вести только с королём или его первым паладином. Если через три часа мои требования не будут выполнены — взорву всё на фиг! — «Боже, что я несу?», пронеслось в голове у несчастной, голодной и невыспавшейся пленницы. Нет, правда, гад всё-таки, этот Горбатый! Ну, что ему стоило оставить здесь хоть что-нибудь поесть?
Не успела Ольга закончить свою грозную тираду, как откуда-то из-под потолка разнёсся восхищённый голос Жака:
 — Ну, ни фига себе! Ольга, ты когда успела в террористки податься? Или это у меня глюк такой? Судя по всему, Жак слышал последние произнесённые слова Ольги. Не успела она порадоваться тому, что её всё-таки нашли и объяснить королевскому шуту, что собственно произошло, как её перебил чуть усталый голос короля:
 — Ольга, ты что, издеваешься? Объясни толком, где ты находишься. А то Флавиус уже с ног сбился, скоро снова начнёт за ритуальные ножи хвататься.
 — Да я, собственно, и сама не знаю, где нахожусь. Хибара какая-то… — растерянно ответила девушка. Только сейчас она вспомнила, что хоть с ней сейчас и разговаривают, но забрать её отсюда в ближайшие полчаса (как минимум) никто не сможет. Так что и радоваться особенно нечему… Ольга грустно вздохнула, пытаясь смириться с этой мыслью, и кратко сообщила гавное:
 — Значит так, этот птеродактиль недоделанный меня всё-таки украл и спрятал в какой-то хижине. Судя по всему, в лесу. Но где это и даже, как выглядят окрестности я вам рассказать не смогу. Здесь ставни не открываются. И дверь тоже. Тут снаружи ломятся хозяева хибары, но пока ничего не добились. Так что я вам ряд ли чем помочь смогу. Хотя, постойте! — Ольгу вдруг осенило. — Тут какие-то типы требовали, чтобы я их сюда впустила и прикрывались именем закона. Может, стоит у них спросить, где мы находимся?
 — Отличная идея, — похвалил Ольгу король.
 — Сейчас, я спрошу, только вы пока не отключайтесь…
Девушка подошла к двери поближе, намереваясь уточнить местоположение этого дома колхозника, но не успела. Именно этот момент выбрал господин наместник, чтобы нанести второй визит. «Ну, вот, как невовремя!» — возмутилась Ольга, заметив сгущающееся серебристое облачко в центре комнаты.

Господин наместник последние несколько часов занимался поправкой своего здоровья и продумыванием плана мести зарвавшейся переселенке. Будь она хоть трижды Видящая, это не даёт ей права постоянно ломать сложные и продуманные стратегические задачи! И всё же, при всей своей эмоциональной окрашенности, гнев Харгана самую малость недотягивал до настоящего. Его изрядно размывало элементарное любопытство. Ну, как, скажите, простая смертная могла противостоять могуществу и Силе лучшего ученика Повелителя?! Этот вопрос не давал демону покоя с тех самых пор, когда на его пути впервые возникла эта несуразная девица. Ведь невооружённым глазом видно, что ни Силой, ни навыками в военном деле она не обладает. И, тем не менее, умудряется встрять в самую гущу событий и даже каким-то образом повернуть всё исключительно себе на пользу! Что это, какие-то знания, недоступные ему, Харгану, или просто невероятная везучесть? Хорошо бы разобраться, чтобы исключить влияние этого фактора на развитие следующих событий. Руководствуясь этими соображениями, наместник Повелителя рискнул повторить свою попытку пообщаться со строптивой девицей и выжать из неё побольше информации.
 — Блин, опять припёрся! — с досадой выдала Ольга первое, что пришло ей в голову. Собственно, этот факт не вызывал сомнений и не требовал особого подтверждения, просто ей подумалось, что тёплая компания во дворце может не видеть, что происходит в комнате, поэтому следует эти события как-то прокомментировать.
 — Ты будешь отвечать на мои вопросы. — недолго думая заявил Харган, как только окончательно проявился из облачка телепорта. С первого момента следовало взять инициативу в свои руки и ни в коем случае не поддаваться на провокации. В противном случае результат оказывался неизменно плачевным.
 — С чего ты взял? — угрюмо буркнула девушка.
 — Тебе ничего другого не остаётся. Я отпущу тебя, как только проясню для себя некоторые вопросы. — Харган решил, что немного приукрасить ситуацию не будет лишним. Обычно на пленных это действовало. Особенно вкупе с… другими методами убеждений. Но эти методы Харган решил оставить для крайнего случая. Во-первых, в этой примитивной хижине не было подходящих условий, а во-вторых, он по опыту знал, что такая информация не всегда оказывается достоверной, поскольку сломленный морально и физически человек может говорить не только правду, но и говорить то, что, как ему кажется, желает услышать вопрошающий. Харгану же нужна была исключительно правдивая информация, чтобы строить дальнейшие планы действий.
 — В самом деле? Ну, давай попробуем. — Ольга задумалась, что же такого она может знать, что вызвало к ней такой бурный интерес со стороны вражеских сил? Она приготовилась к разным неожиданным открытиям, но вопрос, последовавший за её конструктивным предложением, просто ошарашивал:
 — Кто ты? — вопросил этот интеллектуал. Ну, и что прикажете отвечать на такое?
 — А ты сам-то, как думаешь?
 — Я сказал: отвечай на вопросы. — попытался нажать на «подследственную» Харган.
 — А ты задавай их точнее. — заупрямилась девушка. — Что ты хочешь услышать? Подробную автобиографию тебе рассказать, что ли?
Как ни противно было признавать, но она права. Придётся подумать над формулировкой. Хотя, услышать исчерпывающий отчёт о её жизни тоже не мешало бы. Вдруг, именно там кроется секрет её успешного противостояния неприятностям? Поэтому, Харган подумал и разрешил:
 — Рассказывай.
 — Ну, держись. Сейчас ты у меня узнаешь цену арабским сказкам. — пообещала Ольга сама себе, чтобы Харган не заподозрил ничего раньше времени.

Особой склонности к художественному вымыслу у Ольги никогда не было, но постоянное общение с Жаком и Диего кое-чему, да научило. Да и вообще, есть там что-то или нет, а статус барда, к которому она уже успела привыкнуть, кое к чему обязывает. Ольга сосредоточилась и припомнила все свои неудавшиеся попытки писать прозу… Через полтора часа, когда молчавший всё это время собеседник перестал удивлённо хлопать глазами и обалдело уставился кода-то под потолок, Ольга неожиданно и как-то невпопад спросила:
 — А ты собираешься меня кормить?
Харган не отреагировал. Девушка окликнула его ещё раз. Потом осторожно встала и подошла поближе.
 — Эй, как там тебя, ты ещё здесь? — Ольга неуверенно помахала перед тем, что заменяло демону нос, рукой. Странное движение в непосредственной близости от головы вывело Харгана из оцепенения, и он одним молниеносным рывком вцепился в Ольгино запястье, а её саму, толкнув, прижал коленом к полу.
 — Ты что, совсем сдурел?! — возмутилась девушка. — Ты же мне сейчас руку сломаешь! Отпусти немедленно!
 — Что ты собиралась делать? — враждебно оскалился демон.
 — «Что, что». Пленных полагается кормить и позволять им спать! Вот что! Ты держишь меня здесь уже второй день, и до сих пор не позаботился об элементарных правилах. Сидит, допрашивает. А то, что я скоро коньки отброшу, тебе всё равно? С кого ты тогда информацию будешь качать?!
Под таким напором хватка наместника ослабела, и он осторожно разжал пальцы, готовый в любой момент отразить нападение взбалмошной девчонки. Но такового не последовало. Ольга лишь перекатилась на спину и поспешила отползти подальше от полоумного демона. Такая реакция была ему не внове, и это вселяло робкую надежду в то, что всё идёт как надо. Харган снова оскалился (на этот раз удовлетворённо) и сказал, противно ухмыляясь:
 — Хорошо, я дам тебе поесть. Потом мы продолжим наш разговор. — вспомнив о содержании разговора, наместник как-то необъяснимо скис и потряс головой.

Впрочем, особенно долго раздумывать времени не было. Харган вспомнил, что уже четверть часа назад должен был быть в Кастель Коронадо, чтобы проконтролировать ход подготовки очередного плана. Чтоб им всем! Они там без него такого наворотят, что никаких переселенок не понадобится, чтобы всё дело запороть! Ругнувшись от досады, Харган привычным движением создал телепорт и скрылся из глаз озадаченной девушки.

Ольга постояла немного у стены, потом тряхнула головой и вспомнила, что так и не закончила разговор с королём и Жаком.
 — Ваше величество, вы ещё не отключились? — неуверенно спросила она. В ответ послышались какие-то странные всхлипывающие звуки, а, мгновение спустя, раздался и чуть недовольный голос короля:
 — Нет, не отключились. И я уже почти готов пожалеть об этом: Жака теперь не успокоить. Жак, ты слышишь? Господин наместник временно удалился. Так что приходи в себя и надо срочно продумать план действий, пока он не вернулся.
 — Ох, не могу, ваше величество, ну как, скажите, можно спокойно слушать такое выдающееся творчество? Ольга, признавайся, зачем ты наплела этому бедняге такой ерунды? А вдруг он поверит? — и королевский шут снова сдавленно захихикал, явно пытаясь зажать себе рот, чтобы не нервировать короля больше, чем следует.
 — Ну а что мне оставалось делать? — обиделась Ольга. — Терпеть не могу, когда такие вот поганцы меня к чему-то принуждают. И вообще, это не мои проблемы: поверит или нет. Не собираюсь я ему помогать, даже в мелочи!
 — Правильно. — поддержал её король. — Кто знает, для чего ему нужна такая подробная информация о тебе и как он её может использовать. Поэтому немного дезинформации не повредит.
 — Немного? — снова влез Жак. — Вы мне лучше скажите, что из всего этого — правда.
 — Жак, прекращай. — одёрнул его Шеллар III. — Подробности можно будет обсудить потом. Ольга, меня вот что интересует: чем занимаются всё это время те господа, о которых ты мне говорила? Есть возможность это как-то узнать?
 — Какие господа? — удивилась девушка. — А, те, что ломились сюда с именем закона? Да, что-то они долговато молчат… Не знаю, может попытаться их окликнуть из-за двери? Как вы думаете, ваше величество?
 — Подожди. Не торопись. Сначала попробуй послушать или рассмотреть в какую-нибудь щель, кто там находится и чем занимается.
Ольга подкралась к двери и попыталась заглянуть в замочную скважину. Однако из этой затеи ничего толкового не вышло — там намертво застрял искорёженный обломок чего-то, не поддающегося идентификации. Тогда девушка принялась искать другие возможные варианты наблюдения и вскоре нашла. Дверь была пригнана плотно, но всё же оставался небольшой зазор между ней и косяком. При известной доле старания можно было даже рассмотреть сквозь неё небольшой участок перед крыльцом. Ольге показалось, что там есть кто-то. Но сколько их и кто это такие (давешние хозяева избы или кто другой) утверждать она бы не взялась. С другой стороны, можно было бы предположить, что и соглядатаями похитителя они тоже не являются. Потому что речь была явно ортанская. Ольга прислушалась. Разговор был негромкий, но кое-что расслышать всё же удалось.
 — Ваше величество, — Ольга поднялась с колен (ох, до чего же неудобная поза!) и подняла глаза к потолку, скорее в силу привычки, чем в надежде увидеть собеседника, — они говорят, что кто-то отправился в участок, чтобы доложить о случившемся начальству и скоро должен вернуться. Но пока никого нет. Что делать: окликнуть их или слушать дальше?
Шеллар, всё это время терпеливо молчавший, чтобы не мешать Ольге, сразу же откликнулся:
 — Попробуй наладить с ними контакт. Но осторожно, внимательно следи, чтобы тот, кто принесёт тебе еду, ничего не услышал… Или хотя бы не понял, о чём речь. И самое главное — узнай, где ты находишься.
 — Хорошо. — кивнула Ольга и снова присела у двери. И как же задать этот сакраментальный вопрос? Громко крикнуть «Где я»? Как-то нехорошо это звучит… Так и не придумав ничего путного, Ольга уже хотела обратиться за помощью к королю, но не успела. В комнате снова стало сгущаться серебристое облачко. Нет, ну можно же так достать одним только этим мельтешением!


Helga


Оксана Панкеева рекомендует прочитать:
 

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».
Зима пришла!