В разделе:

Последняя новость

27 сентября — прекрасный день для того, чтобы поздравить Оксану Петровну с юбилеем!

Мы тут недавно в очередной раз обсуждали, насколько жизнь была бы пресна и скучна без того пути, который открылся благодаря Бедному Автору©. Кто-то не нашел бы свою половинку, кто-то — призвание. Не родилось бы множества детей, не пересеклись множество судеб. Не написалось бы книг, не спелось бы песен... И, кажется, так вот и складывается писательское величие;)

И в этот пасмурный денёк не забудьте поздравить с днем рождения Алёк, чтоб она нас не забывала!

Все новости

WebMoney-кошелек Оксаны Панкеевой:

Z765938819912

Дружественное:

Творчество поклонников > Фанфикшн > Ералаш

Автор: Фишка | Рейтинг: Всем | Герои: Канон | Жанр: Юмор | Смерть персонажей: нет/нет | Аннотация: Мини-зарисовочки, анекдоты на околосюжетные темы | Исключения:
1. Кроссовер Панкеева — О.Генри: Кинднеппинг
Герои: канон + оригинальные
2. За что боролся — на то и напоролся!!!
Рейтинг: Осторожно!
Смерть персонажей: да/нет
Мальчишки и девчонки, а также их родители, веселые истории послушать не хотите ли?
Идейки носятся в голове, ну прям как настырные вертолетики из кошмаров товарища Кантора. Кое-какие из них мне удалось, хоть и с трудом, запихнуть в жесткую словесную форму. С трудом — потому что не бард, алхимик я по жизни и никогда ничего не писала. В общем, это скорее комбинация цитат, кое-как соединенных моими фразочками-связками. И, хм, твореньица эти больше напоминают анекдоты, чем нормальную «Прозу». Но в изящно лаконичные «Анекдоты по мотивам…» они явно не вписываются — широкоформатные какие-то получились. Поэтому выкладываю все-таки в «Прозе». Ну, может хоть кто-нибудь похихикает. Итак, первая парочка текстов.

Странное совпадение
 — Жак, Тереза, проходите скорее, — обрадовалась Ольга неожиданным гостям. — А мы тут с Зинь как раз чаевничать собрались. Зинь приволокла какие-то национальные хинские сладости. Говорит, вкуснятина — пальчики оближете! Ой… пальчики-то у вас какие-то все в пятнышках. Идите-ка руки помойте. Ванная справа по коридору… Ну как это не грязные?.. А что тогда?…И что так всю жизнь и будете ходить с такими руками?.. Что вы по пути купили?.. Ну-ка, ну-ка… Это и есть растворитель для эльфийской краски? А инструкции есть? А как этот пузырек открывается? Ой, тугая какая пробка. Жак, помоги.
Стеклянный пузырек с упрямой пробкой последовательно кочевал из рук в руки, не поддаваясь ни на какие попытки вскрытия, и наконец, совершив полный круг, оказался в руках не менее упрямой, чем пробка Зинь. Девушка пыхтела над пузырьком минут десять, пока не додумалась взболтать его. Таинственный растворитель забурлил, и под его давлением зловредная пробка сама выскочила из горлышка, едва не попав при этом в глаз Зинь. Освобожденное же содержимое пузырька радостно выплеснулось прямо в глубочайшее декольте новенькой бюстгальтерообразной рубашечки Ольгиной компаньонки.
В первый момент ошалевшая от ужаса Ольга решила, что какой-то негодяй подсунул Жаку не растворитель для эльфийской краски а, как минимум, серную кислоту, потому что кожа на груди Зинь вдруг как-то странно сморщилась и стала стекать вниз мутноватым потоком… Но Зинь не кричала, а только тупо таращилась на жуткие метаморфозы собственной груди… крови тоже не было видно и Ольга слегка успокоилась. Зато, когда она увидела, что показалось из под стекшей наконец белесой мути, от ее спокойствия не осталось и следа. На левой груди ее доверенной подруги нагло извивалась татушка в виде симпатичной змейки. И как тотчас же вспомнила Ольга, именно такую татуировку искали старательные ортанские стражники за пазухой невезучей провинциалки и именно такая татуировка должна быть у объявленной во всеортанский розыск уголовницы как две капли воды похожей на Зинь.
 — Ты… ты… как ты могла? — только и сумела выговорить Ольга,— А я тебе так доверяла. Вот уж, действительно, пригрела змею на груди! — бровки Ольги грозно сдвинулись, и девушка потянулась к своему любимому пистолету.
Жак, быстренько припомнив печальную участь трех незадачливых налетчиков, решил что дело пахнет… ну, в общем, весьма дурно пахнет. Пора спасать разоблаченного агента. Уж лучше пусть Ольга вусмерть разобидится на него и на Шеллара, чем пристрелит сестренку Флавиуса.
 — Ольга, стой! Не стреляй! — испуганно завопил Жак. — Я все объясню. Это не воровка. Это… — и покаянный шут добросовестно изложил историю внедрения агента Ха Танг.
По мере рассказа Ольга все больше мрачнела. Как и предполагал Жак, Ольга обиделась. Очень сильно обиделась. Очень-очень сильно обиделась. Полыхая праведным гневом, она долго и вдохновенно выкладывала Жаку все, что думает о всяких непрошеных благодетелях, пытающихся руководить ее жизнью, а также их бессовестных пособниках. Вдруг прямо на середине фразы Ольга замолчала и задумчиво уставилась на татуировку Ха Танг.
 — Так-так, значит татуировку можно легко закрасить эльфийской краской, — протянула она.
Ольга схватила синий карандаш и метнулась к календарю. В последнее время девушке все время казалось, что в ее жизни происходит что-то странное и необъяснимое. Странные совпадения преследовали Ольгу постоянно. Кажется, это происшествие тоже можно отнести к разряду таких совпадений. Вот уже две луны Ольга старательно отмечала на календаре не только свои месячные, но и дни «Странных совпадений». Календарик был буквально испещрен датами, обведенными синими кружочками. Некоторые даты были обведены даже дважды.
 — Один, два, три… — торопливо пересчитывала Ольга синие кружки, — …сорок шесть, сорок семь… Сорок восьмое странное совпадение!
Не иначе как некая безликая и всемогущая судьба, в которую так слепо верил один шальной мистралиец, давно и упорно пытается ей что-то сказать!

Драма в двух частях. Придумана в приемной стоматолога
Проклятие Харгана. Часть 1
 — Бедный Диего! — Ольга сочувственно смотрела вслед удаляющемуся неверной походкой бывшему, которого только что скрутил очередной сильнейший приступ головной боли.
 — Бедный, бедный! — язвительно передразнил Ольгу Мафей. — Что ж ты не выйдешь за него замуж, если тебе так уж его жаль? — Видно было, что мальчишка и сам сильно переживает за старшего товарища.
 — А как это, интересно, мое замужество связано с головной болью Кантора? — подозрительно прищурилась Ольга.
Мафей испуганно прикрыл рот ладонью, но было поздно. Девушка вцепилась в несчастного принца мертвой хваткой. По-видимому, общение с ортанским королем не прошло для нее бесследно. По-Шелларовски методично и последовательно Ольга выдавила из Мафея все подробности ужасного проклятия Кантора…
Мафей уже знал, что Ольга не всегда бывает милой и улыбчивой, но в такой ярости он девушку еще не видел. Та Ольга, которая уперев руки в бока скандалила с Кантором по поводу несанкционированной пьянки на ее территории, походила на нынешнее невменяемое существо не более чем сердито фыркающий домашний котенок походит на разъяренную самку леопарда, у которой какой-то безумец попробовал обидеть детеныша.
 — Да как только этот демонский панк посмел?! — злобно шипела Ольга. — Фантомас бронированный! Игуана прямоходячая! Нетопырь-переросток! — У офигевшего Мафея даже сомнения не возникло, что попадись сейчас этот здоровенный страшный демон Ольге под руку, хрупкая девушка порвет его в клочья голыми руками не хуже чем Жак со своим «синдромом берсерка».
 — Да что этот клыкастый звероящер себе позволяет?!... Чтоб ему клычки его кривенькие кариес нахрен поразъедал!!! Чтоб он маялся зубной болью всю оставшуюся жизнь… да каждый день!!!... Мафей, что ты там толковал по поводу ограничивающего условия?.. Ага… пока… пока… пока он не женится на Алисе Монкар! Вот! — Ольга мстительно прищелкнула пальцами и удовлетворенно подумала, что, пожалуй, ограничивающее условие получилось даже покруче самого проклятия.
Проклятие Харгана. Часть 2
Харган проснулся весь в холодном поту и еще долго лежал уткнувшись носом в подушку, пытаясь совладать с дрожью. Не подобает наместнику появляться перед последователями в таком плачевном состоянии. Кое-как уговорив свое непослушное тело подняться он критически осмотрел себя в зеркало… М-дааа… Похудел чуть ли не вдвое, жесткий ежик слипшихся от пота некогда черных волос изрядно посеребрила седина…
Покраситься, что-ли, а то скоро дедушкой называть станут, — мимоходом подумал Харган, но дальнейший осмотр выявил явную недостаточность такой меры: разноцветные глаза сильно ввалились и еле-еле светятся, похожие на пыльные осветительные шары в общественном туалете, крылья волочатся сзади грязной тряпкой, руки мелко-мелко трясутся как у завзятого пьяницы... А все началось всего-то пару циклов тому назад...
Однажды утром Харган вдруг почувствовал дикую боль во рту. Впечатление было такое, будто внутри его клыков вдруг дружно принялась орудовать своими острыми кирками сотня маленьких злобных гномов. Здоровый молодой демон, незнакомый ранее с зубной болью перепугался до полусмерти и тут же рванул на консультацию к повелителю.
 — Хм… Очень похоже на проклятие… Но если это и так, то явно не профессиональное, — вынес вердикт учитель, закончив осмотр страдающего пациента. — К сожалению, такое проклятие не имеет отношения к некромантии, и я не могу его снять. Я даже не вижу кто и почему его наложил… Прости, мой мальчик, но ничем помочь тебе не могу.
Весь оставшийся день в покоях Харгана раздавалось дикое рычание, а соратники благоразумно жались по углам, стараясь оказаться как можно дальше от обезумевшего шефа. С заходом солнца, боль неожиданно резко прекратилась. Измученный демон повалился на кровать и мгновенно уснул. На следующий день все повторилось… и на следующий… и на следующий… и повторяется с изматывающим постоянством до сих пор!
Теперь все свои важные дела Харган планировал только на ночь, так как по опыту знал, что ничего толкового, мучимый дикой зубной болью, днем сделать не сможет. Днем он, выпив предварительно кварту снотворного, старался хоть немного поспать. Но если распорядок дня Харган еще как-то сумел приспособить под свежеприобретенное проклятие, то с режимом питания дела обстояли гораздо хуже.
Первые трое суток он не мог есть совсем. Но на четвертую ночь голод взял свое и Харган жадно вгрызся в сахарную косточку… Во рту что-то глухо хрупнуло и демон с удивлением и ужасом выплюнул на стол… правый верхний резец. Больше он не рисковал есть твердую пищу. Вспомнив, что у людей-то зубы от природы гораздо слабее, чем у демонов, он постарался разузнать, как же они выкручиваются. Оказалось, что практичные люди уже давно придумали мелко-мелко рубить мясо, превращая вкуснейшие волокнистые куски, которые так приятно рвать зубами, в отвратительное месиво под названием фарш. Но голод — не тетка. Пришлось лопать фарш… Где-то через пару дней Харган неосторожно лишился еще пары клыков. Виной тому послужило его любимое лакомство «Ирис-крыс-крыс», изготавливаемое из хвостов каппийских крысок. Хвосты долго-долго вываривались, потом особым образом обрабатывались, к ним добавлялись различные специи — в результате получалась вкуснейшая упругая масса, которую можно с наслаждением жевать долгие-долгие часы. Привычно закинув в пасть горсть «крыс-крысок», Харган сомкнул челюсти и… Лучше бы он этого не делал. Разжать он их все-таки сумел, зато «крыс-крыски» выплюнул только вместе с намертво впечатавшимися в них нижней восьмеркой и верхней шестеркой.
Процесс разрушения клыков, некогда бывших предметом гордости Харгана, шел ужасающими темпами. Вскоре даже фарш стал казаться ему каким-то уж слишком волокнистым и жестким — отдельные его кусочки постоянно застревали в многочисленных дуплах, появившихся во всех клыках несчастного демона.
Наплевав на остатки гордости, Харган поделился своей проблемой с братом Лю. Немного подумав, флегматичный хин поведал наместнику, что любимым блюдом хинских стариков является так называемая «манная кашка». Этот полезный во всех отношениях продукт не требует пережевывания, а также содержит в себе все необходимые для жизнедеятельности микроэлементы, минералы и витамины и, якобы именно из-за его употребления в Хине так много долгожителей. Воодушевленный Харган немедленно решил попробовать разрекламированное блюдо. Однако, энтузиазм молодого демона несколько поугас, когда он увидел ЭТО на своей тарелке. Черный подвижный нос наместника подозрительно зашевелился изучая отвратительную комковатую белесую…э-э-э.. субстанцию.
 — Бывало и хуже, — попробовал уговорить себя Харган. — Ел же я как-то тараканов. (Однажды по приказу учителя он почти цикл проблуждал по пустынным радиоактивным землям вокруг Больших Озер в поисках стихийного портала, и так как ничего более съедобного там не водилось, подкреплял свои тающие силы противными, но зато калорийными, вездесущими и неистребимыми каппийскими тараканами).
Инстинкт самосохранения упрямо твердил Харгану не пробовать «кашку». Но отступить без потери лица было уже невозможно. Зажмурившись, он одним махом влил в себя содержимое тарелки …и немедленно ощутил сильнейшие рвотные позывы… В общем, сохранить лицо ему тогда так и не удалось.
В тот же день, выпив уже две кварты снотворного, Харган кое-как сумел заснуть. И приснился ему первый, но далеко не последний кошмар с участием «манной кашки»…
В помещение, где мирно отдыхал Харган, вежливо постучавшись, вошел здоровенный железный человек с пустыми белыми глазами. В одной руке он держал огромный двуручный меч, а в другой — нечто более всего напоминающее увеличенный в несколько раз водяной пистолет — любимую игрушку ортанской ребятни.
 — Привет, я — Терминатор, я пришел тебя замочить, — все так же вежливо сообщил железный человек. Затем он вдруг тоненько хихикнул и стал поливать Харгана из своего странного оружия…жидкой манной кашкой. Остаток сна Харган бегал от Терминатора по каким-то узким кривым улочкам, стараясь увернуться от отвратительных манных струй.
«Манные» кошмары стали отравлять сны наместника ежедневно. То он часами бродил по булькающей манной топи, постоянно проваливаясь в нее по самый хохолок, то тонул в ванне, наполненной той же трижды клятой манкой, то… одним словом, кошмары отличались редкостным разнообразием.
Но последний кошмар побил все рекорды. Начиналось все очень мило. Харгану снилась Алиса Монкар. Призывно улыбаясь, она медленно раздевалась на фоне освещенного дверного проема, пританцовывая под странную ритмичную музыку. Сняв последнюю деталь гардероба — черный шелковый чулок, озорница завязала им глаза Харгана.
 — А сейчас, мой милый крокодильчик, я научу тебя одной очень интересной игре, — с сексуальной хрипотцой в голосе пообещала она. — Отгадай-ка, что это? — Харган почувствовал, как в его рот проник женский язычок с лежащей на нем... о да-а-а… — Это клубничка! — радостно опознал он. Поцелуй со вкусом клубнички сменился дынным, затем виноградным, затем долгим-долгим-долгим «крыс-крысковым»... Алиса активно терлась о Харгана всеми своими соблазнительными выпуклостями; нежно теребила ежик его жестких волос; поглаживая крылья, называла красавчиком Бэтменом (не забыть бы спросить учителя кто это) и очаровательным зубастиком… Стоп!.. Ну конечно! Именно на зубастика и среагировало перегруженное проблемой подсознание, потому что с этого момента невинная эротическая фантазия резко свернула в сторону очередного кошмара…
 — А сейчас будет что-то ооочень вкусненькое, мой сладкий пусик. Открой ротик пошире…
Разомлевший «сладкий пусик» доверчиво раззявил свою немаленькую пасть во всю ширь, отмеренную ему природой…и вредная Алиса с мерзким хихиканьем тут же вывалила в нее изрядную порцию особенно отвратительной комковатой манной каши.
При этом воспоминании желудок Харгана вновь спазматически сжался, а рот наполнился отвратительной кислой слюной. А он то еще мечтал познать сладость секса с этой мерзкой интриганкой! — Харган обиженно хлопнул длинными ресницами. — Нет уж, от этой коварной красотки стоит держаться подальше. И вообще, ну их нафиг этих живых баб! С трупами оно как-то спокойнее…

Шанкар, ты вернулся!
В один из чудных весенних дней начала голубой луны в королевском кабинете собралась теплая компания в составе Элмара, Жака, Ольги, Толика и его величества Шеллара III. Компания восседала вокруг стола уставленного разнообразными банками и бутылками с пивом альфовского производства. Все это добро в благотворительном порыве приволок пивной гурман Толик, чтобы его дельтовские друзья могли, как он выразился, заценить приличное пиво, а не травиться местными помоями.
Пивной марафон только-только начался, когда в кабинете заклубилось серое облачко, и из телепорта появился донельзя возбужденный мэтр Силантий.
 — Ваше величество, только что у Аррау вылупился дракончик. Вы просили сообщить как только это произойдет, — скороговоркой выпалил он и тут же начал кастовать новый телепорт — видимо, стремился как можно быстрее вернуться на место знаменательного события.
 — А мы? Возьмите нас с собой! Мы тоже хотим на него посмотреть! — вразнобой завопили несостоявшиеся дегустаторы вслед растворяющемуся в телепорте мэтру.
 — К Аррау, быстро — немедленно загрузил Толика работенкой Шеллар, — и не делай такую морду — не убежит твое пиво никуда…Ну давай я его в сейф спрячу, если тебе так спокойнее будет. Сейф большой и терпеливый…
Взорам телепортировавшейся в драконью пещеру пятерки друзей предстала умилительная картина. Гордая Аррау нежно прижимала к себе очаровательного золотистого дракончика, а счастливый отец семейства взирал на это с дебильной улыбочкой на морде… и потихоньку, потихоньку подгребал к себе некую корзинку — родную сестру той, которую скормила ему Ольга в памятный день нападения Горбатого. Поняв, что его манипуляции замечены, Хрисс смущенно промямлил, что, вообще-то по такому поводу и табачку пожевать не грех.
Шеллара совершенно не интересовали проделки Хрисса. Все его внимание было сосредоточено на дракончике. Чудесный малыш, если конечно можно назвать малышом существо порядка трех сотен стоун весом, ничем не отличался от всех прочих новорожденных и вызывал такое же умиление — вон Ольга аж зашлась от восторга, всячески присюсюкивая над миленьким-маленьким-лапочкой-пусиком и т.д. и т.п. Словом, обычный малыш, если бы не… Шеллар подошел поближе… На умильной золотистой мордашке маленького дракоши светились темные, не по-детски мудрые и печальные глаза…
 — Не может быть, — не поверил собственному зрению Шеллар и склонился еще ближе. В этот самый момент драконий карапуз вдруг сморгнул, отчего его глаза сразу же утратили мудрость веков и подернулись обычной для новорожденных бессмысленной пленочкой, радостно гу-гукнул и… молниеносно ухватился своей цепкой лапкой с уже вполне сформировавшимися солидными коготками за единственную аристократическую деталь на физиономии его неосторожного величества. От дикой боли у Шеллара выступили слезы на глазах и в ушах как будто заложило. Но даже сквозь боль и вату в ушах в сознание несчастного короля ворвался радостный рев Элмара:
— Шанкар, ты вернулся!!!
Когда огорченная мамаша все-таки сумела оторвать шкодливые лапки своего чада от королевского носа и взорам взволнованных зрителей предстало окровавленное распухшее нечто, вслух рискнул высказаться только прямодушный Элмар.
 — Ну…могло быть и хуже… не оторвал же….
Ольга постеснялась что-либо сказать, но по ее сочувственно заломленным бровкам и так было видно все, что она думает. Мол, бедный, бедный Шеллар — и так-то был не красавец, а теперь и вовсе…
Жак ничего не думал и не говорил, поскольку впечатленный кошмарным зрелищем пребывал в очередном обмороке.
Толик же думал совсем о другом человеке, и обнародовать свои мысли тоже благоразумно не спешил.
— Не, ну старина Макс все-таки чемпион по сглазу! — думал Толик, и в который раз давал себе зарок при общении с Максом всегда держать наготове чертополох.

Ради женщин…
Кантор проснулся от страшной мысли — Опоздал! Опять опоздал! — Одним плавным стремительным движением он спрыгнул с кровати и растерянно встал столбом посреди комнаты, судорожно соображая, куда же он собственно опоздал? — На битву? На прослушивание? На собственную свадьбу?
Наконец, в мозгу что-то забрезжило. Вчерашний вечер. Они с Ольгой наедине. Он уже в полной боевой и нетерпеливо тянет руки к соблазнительной Ольгиной попке… Но тут любимая девушка слегка отстраняется и миленько так щебечет:
— Ой, Диего, пока не забыла, завтра же презентация «Камилла-сутры». А об этой книжке весь Даэн-Рисс уже с луну судачит. Достань мне экземплярчик, пожалуйста. Интересно все-таки… А то потом мне опять у Киры просить придется, а если перед этим книжку прочтет весь Кирин полк… Ну ты же понимаешь, что от нее только обложка и останется.
Эх, чего только не пообещает мужчина в такой ситуации. И вот теперь никуда не денешься, придется переться в эту книжную лавку, как там ее… «Зеленый орк»? «Злобный гоблин»? …Да без разницы!
Очередь он увидел еще за пару кварталов до нужной лавки. Кажется, в ней стояло все мужское население Даэн-Рисса, а то и всего Ортана, за исключением совсем уж немощных старичков и несовершеннолетних, которым строгая ортанская цензура запретила продавать сие сомнительное произведение. Видимо, агрессивная рекламная компания, проведенная ушлым господином Пуришем, возымела свое действие… В самом хвосте очереди нетерпеливо перебирал копытами… ну да… Гиппократ собственной персоной!
 — Кантор, наглая твоя морда! — радостно заржал Гиппократ, — Опять проспал! А я ведь предлагал тебе сварганить из двух ненужных запчастей твоего тела полезнейший в хозяйстве будильник!
С бесполезностью своей ушибленной головы Кантор, в глубине души и сам был согласен, но гнусные намеки на несостоятельность собственных яиц он никак не мог оставить без внимания, и в ответ вывалил на лохматую башку приятеля сложнейшую 20-этажную конструкцию, в которой замысловато переплелись сведения о родословной Гиппократа и его сексуальных пристрастиях.
 — Круто — профессионально оценил Гиппократ душевный порыв своего главного конкурента в области изящной словесности.
 — Погоди-ка, а за каким хреном тебе сдалась эта книжонка, — вдруг сообразил Кантор, — ведь различия в анатомии… и все такое?
 — А… да помнишь ту пугливую кобылку, свидание с которой ты мне так нагло обломал... ну тогда… в начале лета в Эгине? Ты представляешь, до сих пор ведь так и не дала! Я уж и так и эдак, а она упирается всеми четырьмя копытами и ни в какую! Говорит, обещал ведь показать как люди ЭТО делают, так вот пока не покажешь — не дам! В окна она подглядывать видите ли стесняется, а пляж пустой простаивает — Шеллар больше не приезжает, а Александр только на своей гребаной колеснице и трахается. Ну, вот я и придумал, — Гиппократ хитро ухмыльнулся, — я ведь не обещал показать ей ЭТО вживую, вот всучу «Камилла-сутру» — и пусть любуется!
 — Ну, ты прям Шеллар, — одобрил Кантор.
 — Так ведь чего не придумаешь, когда сперма уже аж в черепушке бьется… стимулирует, так сказать, мозговую активность!.. Да только вот может и не достаться… — Гиппократ грустно мотнул головой в сторону очереди.
 — Да фигня… попроси мэтра Мельди одолжить тебе свою мантию — для такого дела он не откажет. По ней даже драконы поняли как люди ЭТО делают, — посоветовал Кантор.
От разговора друзей отвлекло заклубившееся рядом облачко телепорта, из которого в явном ажиотаже выпрыгнул его величество король Мистралии, сжимающий в кулачке какую-то бумажку. Увидев извивающуюся змеей длиннющую очередь, Орландо резко погрустнел.
 — Только не реви, — быстро сказал Кантор вместо приветствия. — Ну ты-то что здесь забыл? Вы же с Камиллой на практике сто раз проходили все, что она только может изложить в своей нетленке!
 — А ты вот это видел? — Орландо разжал ладошку и, бережно разгладив мятую бумажку, передал ее Кантору. На поверку бумажка оказалась одной из рекламок «Камилла-сутры», которыми были оклеены все заборы в Даэн-Риссе.
 — Ну…Минетрина Камилла Трезон. «Камилла-сутра». Иллюстрированное издание… а-а… вот чего ты так завелся, — понимающе хихикнул Кантор, углядев подзаголовок, который гласил: «Долой предрассудки! Неподобающих поз в природе не существует!» — Хочешь потихоньку подсунуть сей опус Эльвире?
 — Чего ржешь! — неожиданно злобно отреагировал Орландо. — Которую луну уже в одной и той же позе! Да я скоро в ней окаменею, и этот камень станет надгробием на моей сексуальной жизни!
 — О как бедолагу приперло-то, — кажется, проблема несчастного полуэльфа проняла даже непробиваемого Гиппократа.
 — Ну, тогда будем стоять… Женщины! Чего только не сделают мужчины ради них! — философски изрек Кантор.
От печальной участи многочасового стояния в очереди трио друзей неожиданно спас пробегавший мимо королевский шут. Как выяснилось, пробегал он как раз по направлению к господину Пуришу за выигранными у него на спор десятью экземплярами «Камилла-сутры» с автографом автора.
 — А о чем спор-то был? — поинтересовался любопытный Гиппократ.
 — Так в рамках рекламной компании «Камилла-сутры» господин Пуриш додумался устроить промоакцию, на которой минетрина Камилла лично должна была демонстрировать желающим, так сказать, практическое применение главы «Тонкости миньета». Ну, я и предложил Пуришу поспорить, что после такой акции и он и Камилла огребут кучу проклятий на свои глупые головы. Пуриш немного подумал и согласился, после чего быстренько дописал в афише промоакции, что женатые мужчины на нее не допускаются и поставил парочку магов на входе для проверки этой самой неженатости.
 — Тогда как же ты выиграл? Неужели нашлись недовольные? — искренне изумился Орландо.
 — Ваше величество, никогда не стоит забывать о простом трудовом народе, — наставительно поднял палец Жак, — Когда вечером того же дня на несчастных ортанских прачек свалилось несколько стоун мужских штанов, перепачканных фирменной несмываемой помадой Камиллы Трезон...

Живопись
Вечер выдался тихий и удивительно приятный. После дня рождения Киры прошло уже порядочно времени и Ольга, успевшая соскучиться по подруге и ее венценосному супругу, все-таки рискнула выбраться в королевский дворец, так живо напоминающий ей серпентарий.
Ольга весело рассказывала друзьям о жизни театра. Шеллар задумчиво попыхивая трубкой, слушал, изредка вставляя свои меткие комментарии. Кира, мечтательно улыбаясь, поглаживала свой уже изрядно округлившийся живот…
Идиллию нарушил Толик. Едва вывалившись из своего фирменного зеленого телепорта и даже не поздоровавшись с присутствующими, он сунул прямо под нос Шеллару какой-то холст размером примерно полтора на два локтя.
 — Вот, бери скорее. Все как ты просил. А я побежал, а то пиво выдохнется.
 — Что это? — Шеллар изумленно уставился на странную картинку. По всему полотну там и сям были разбросаны какие-то черные и золотые мазки, тусклым серебром отливали хаотично переплетенные линии, в верхнем правом углу разлилась серая клякса, жадно тянущая свои отростки к центру картинки, на заднем плане явно просматривались различные геометрические фигуры — треугольник, круг… еще что-то совсем уж непонятное. Привлекали внимание также два ярких цветовых пятна — синее и багровое, заштрихованные мелкой черной сеточкой... — Погоди, не говори, я сам догадаюсь.
 — Ольга, тебе нравится? — Шеллар развернул полотно в сторону девушки.
 — Ой, прелесть какая! — немедленно восхитилась та, — Немного мрачновато, но все равно здоровская такая абстракция. Пожалуй, я бы повесила это в своей гостиной.
 — Кира, а тебе?
 — Этой бумажкой что, пьяный Элмар измазавшийся в краске по самую маковку, вытирался? — презрительно скривилась Кира.
 — Так я и думал, — удовлетворенно хмыкнул Шеллар. — Надо бы, конечно, для статистики продемонстрировать это еще и Орландо, и Кантору… но мне и так все ясно. Хотя это полотно действительно больше всего напоминает мазню больного на голову гоблина, я все-таки рискну предположить, что это есть ничто иное, как образец иномирской живописи кисти …э-э-э…скажем так …живописца, принадлежащего к той же школе, что и автор того самого зеленого столика, который моя супруга так непочтительно именует сральником.
 — А вот и фигушки! Акела промахнулся! — ехидно прокомментировал Толик королевские умозаключения. Оливкового полуэльфа явно задели аллегории на тему пьяного Элмара и больного гоблина, — Сам же просил, чтобы в следующий раз Ресс изложил свои предсказания в письменном виде, а то, ты, видишь ли, не доверяешь точности моего пересказа! Ну, вот тут все и изложено…дословно.

«…разве можно так безответственно отбрасывать варианты лишь потому, что они маловероятны!» Шеллар III
Кроссовер Панкеева — О.Генри: Кинднеппинг
Главный мерил кабинет шагами. Перед ним, вытянувшись в струнку, стояли Лелик и Болик — новое пополнение агентства Дельта. Главный вещал:
 — В любой операции должен быть запасной вариант. Пусть попытка убить деда Макса провалилась, но выход есть! Жорик Бранкевич, мир праху его, — Главный на мгновение поднял глаза к потолку, будто надеялся увидеть там светлый лик безвременно почившего любимого сотрудника, — разработал два возможных варианта нейтрализации Макса. Первый мы благополучно провалили. Второй вариант — шантаж. А теперь скажите-ка мне, чем можно шантажировать шархи? Ну?
Подчиненные растерянно молчали, как двоечники у доски.
 — Чему вас только учили на курсах интриги? Для шархи на первом месте что? — ответа опять не последовало. — Семья, балбесы. Они все друг дружки держатся — кровные узы, братская взаимопомощь…Тьфу! — Главный презрительно сплюнул. — Первобытный стадный инстинкт — не более. Ну вот. Семейка Рельмо нам, конечно, не по зубам… Но! — шеф наставительно поднял палец. — Этот ходок-ветеран, ударник трахательного труда умудрился завести себе потомство здесь, на Дельте. Проверено абсолютно точно. Есть тут один мистралиец как две капли похожий на Макса в молодости — засветился на пленочке на официальном мероприятии в Лондре. Ну прям одна морда. На всякий случай мы провели анализ крови. Для получения образца крови пришлось задействовать роботов-комаров… Хм, пару десятков наших комариков этот шустрый гад умудрился прихлопнуть… Но мы все-таки получили результат! Фактор Шермана однозначно выдает шархийские корни этого молодца. И вот, после двух не совсем удачных попыток похищения, — шеф слегка замялся, и быстренько проскочив скользкую тему, вновь повысил голос — он у нас в руках! Вот где теперь у меня эта шархийская сторожевая псина! — Главный сжал кулак и потряс им перед носами подчиненных. Пусть только попробует вякнуть что-нибудь против нашей деятельности! Живо получит какую-нибудь детальку своего ублюдка в подарок.
 — Тащите! — крикнул шеф в полуоткрытую дверь. В кабинет ввалилось странное трио. Два здоровенных бугая из последних сил удерживали бешено рвущегося в их крепких руках молодого человека. Молодой человек яростно сверкал глазами и безостановочно матерился…
 — И вот так уже третий час подряд, — кивнул на пленника правый бугай, и уважительно добавил — И ни разу не повторился!
 — Точно, полиглот хренов, — поддержал левый бугай. — Я на его матюки 6 дорожек на своем лингводекодере забил. Круто отжигает.
И нафига надо было тратиться на анализы? — прикинул стоимость загубленных роботов-комаров прижимистый Болик. — Достаточно послушать, как он изъясняется — достойная смена растет у деда Макса… Лучше бы премию выдали…
 — Так! Лелик, Болик! — Шеф, завороженно внимавший мистралийцу, наконец встряхнулся. — Принимайте клиента. Головами за него отвечаете. Стеречь как зеницу ока!
Лелик посмотрел на притихшего, наконец, мистралийца . Мистралиец посмотрел на Лелика…Губы его раздвинулись в оооооочень нехорошей ухмылке. Лелик вздрогнул. Воровская леликова тень испуганно сжалась в комочек и явно попыталась слинять куда-то в район пяток.
Из темных яростных глаз мистралийца на Лелика смотрела сама Смерть…
* * *
Лелик метался по маленькой комнатке. Впрочем, метался — это сильно сказано. Скоростному передвижению явно не способствовала загипсованная левая нога. Но нервное напряжение требовало выхода, и Лелик продолжал упорно нарезать круги.
 — Ну где же этот чертов Болик? — в который раз вопрошал он равнодушные стены…
Наконец, скрипнув, открылась дверь. На пороге, тяжело опираясь на костыль, стоял Болик.
 — Ну что? Рассказывай! — кинулся к нему Лелик, пытаясь по виду напарника определить результат…Ага…как же, определишь тут хоть что-нибудь по этой мумии. Незабинтованными у Болика оставались только три пальца на правой руке, да, как ни странно, нос, хотя именно этот орган, как правило, страдает при драке в первую очередь.
Болик неторопливо проковылял к стулу, основательно уселся, тщательно пристроив рядышком костыль, не замечая, что довел этим Лелика до последней черты, отделяющей того от истерики.
 — Ну, значит так. Встретился я с дедом Максом, как договаривались. Все шло по плану. Я напомнил ему про отцовский долг, долго распинался о необходимости заботиться о собственном потомстве и человеколюбии... И Макс сломался! Старый дурак настолько расчувствовался, что согласился забрать у нас назад свое Кошмарище! — Болик невольно передернулся при воспоминании о бешеном мистралийце…. — Но тут черти принесли этого Амарго!
 — Не взяли?!!! — Впечатлительный Лелик в ужасе всплеснул руками. (Вернее попытался всплеснуть — обе конечности также были в гипсе).
 — Обижаешь! — единственный целый глаз Болика победно сверкнул. — Я торговался как 100 голдианцев, я вспомнил все, чему нас учили на курсах интриги… Я с потрохами выдал им всю нашу контору во главе с Шефом…Я согласился, что мы будем работать на деда Макса пожизненно и беспрекословно выполнять любые его поручения… Но я-таки их уломал!!! Амарго даже согласился попридержать это Чудовище на 10 минут, пока я не доковыляю до ближайшей Т-кабины…
* * *
Главный опять бегал по кабинету. Лелик и Болик, понуро свесив головы, стояли на ковре посреди кабинета, безуспешно пытаясь прикрыть рвущееся из них счастье виноватыми физиономиями.
 — Вы, … …! Как вы могли упустить этого … Максова ….?!!! Гребаные …!…!! …!!! Да я вас на …, в …, под…. и через…!!! Лохи…!!
Плагиатор, — недовольно поморщился Болик. Лексикон шефа явно пополнился за счет бездонных словарных запасов велеречивого мистралийца.
 — Ну да ладно, — слегка остыл Главный. — Хорошо, что у вас есть я. Помните, чему я вас, придурков….., учил? В любой операции должен быть что?
 — Запасной вариант, — слаженным дуэтом откликнулись Лелик и Болик, и физиономии их вытянулись уже по-настоящему.
 — Хоть что-то усвоили! Между прочим, у деда Макса есть не только неучтенный отпрыск, но и любимый воспитанник…
 — Тащите! — крикнул Главный в полуоткрытую дверь…
Дежа вю! — все так же синхронно подумали Лелик и Болик.
В дверном проеме показались те же бугаи. Между ними болталась, едва доставая ногами до пола, хрупкая мужская фигурка с мешком на голове.
 — Ну вот, этот-то помельче будет, — с удовлетворением отметил Главный. — И молчит к тому же…Снимайте, — кивнул он на мешок.
Один из бугаев стянул с головы пленника серую мешковину, и взорам присутствующих явилась растерянно моргающая очаровательная мордашка… ВОЖДЯ МИСТРАЛИЙЦЕВ…

Случайность
«Ортанские вести». Скандальная хроника.
Грандиозным скандалом закончился вчерашний концерт джаз-банды «Веселый киллер» (саксофон и ударные — братья Бандитосы, рояль — маэстро Грязный Гарри, гитара и вокал — маэстро Эль Драка) в «Погорелом театре».
На концерте присутствовал весь цвет ортанской аристократии. Ничто не предвещало грядущих кошмарных событий… Ожесточенная потасовка вспыхнула в зрительном зале внезапно. Словно обезумев, члены дворянского собрания вдруг с азартом начали дубасить друг друга, а их респектабельные жены вцепились друг дружке волосы. И куда только подевался весь их аристократический лоск? Жена герцога Гирранди в приступе бешенства откусила ухо собственному мужу. Престарелый граф Олси разошелся не на шутку и выбил все зубы графу Монкару. Герцог Дварри с криком «З....бу на....., старый ….!» сломал о голову графа Диннара старшего массивный пюпитр. В отместку Диннар младший, выкрикнув что-то вроде «Ну все, тебе п...ц, хрен титулованный!», с размаху зашвырнул герцога Дварри в оркестровую яму. Первобытные страсти кипели в здании театра до утра…
Как устало сообщила нашему корреспонденту мэтресса Стелла, количество разбитых физиономий, поврежденных конечностей, сотрясенных мозгов и выбитых зубов превысило прошлогодний рекорд (памятный день посещения «Лунного дракона» мэтром Казаком) в десятки раз.
По данным следствия зачинщиком беспорядков стал некий бард Артуро Сан-Барреда. Во время концерта молодой человек позволял себе громкие непочтительные комментарии по поводу стиля игры гитариста джаз-банды.
Взбешенный маэстро не замедлил на деле подтвердить свое прозвище. Одним прыжком преодолев расстояние со сцены до десятого ряда зрительного зала, где сидел незадачливый комментатор, Эль Драка с размаху впечатал кулак в физиономию обидчика. По свидетельству очевидцев, удар был такой силы, что с руки маэстро сорвало экранирующий амулет…
* * *
Его величество Шеллар III отложил «Ортанские вести» и удовлетворенно откинулся на спинку стула.
 — Ну что ж, пожалуй, моя маленькая месть удалась на славу.
 — Я восхищен, ваше величество, — Флавиус почтительно склонил голову. — Только теперь мне стал понятен смысл Вашего указания разослать бесплатные пригласительные билеты на концерт «Веселого киллера» всем участникам скандальной попытки вручить Вам белый шарф. Великолепный расчет! Но…не сочтите за труд пояснить ход Вашей мысли… То, что Сан-Барреда обязательно явится на концерт и попытается как-то напакостить конкуренту можно было предположить. Реакция Эль Драки на подобные действия — абсолютно предсказуема…Но как Вы догадались, что эманации Кантора не будут экранированы амулетом? Ведь это чистая случайность, что…
 — Случайность! — иронично перебил Шеллар. — Любая случайность должна быть хорошо спланирована, Флавиус, тебе ли это не знать… В данном случае требовалось лишь слегка подпортить застежку браслета Кантора…
Его величество хитро улыбнулся и продолжил:
 — И что особенно приятно, Флавиус, теперь мы имеем легальную возможность засадить соперника Кантора лет эдак на 10 за «подстрекательство общественных беспорядков, повлекших за собой причинение тяжких телесных повреждений и нанесение материального ущерба в особо крупных размерах собственности ортанской короны. Пункты «вэй» и «ар» статьи 48 «би» Уголовного кодекса Ортана», — как всегда по памяти процитировал король.

Дело № 1
Шеллар остановился перед тяжелой железной дверью с табличкой «Дело № 1». Это место не знал никто кроме него, даже у доверенного Флавиуса не было доступа в эту святая святых. Шеллар открыл дверь и замер посреди небольшого помещения. В центре на маленьком столике лежали семь потрепанных книжек в голубых обложках, по периметру комнаты располагались стеллажи от пола до потолка плотно заставленные туго набитыми канцелярскими папками.
Король любовно провел рукой по корешкам папок, остановился на папочке «Статистический анализ текста». Развязав тесемки, он в который раз полюбовался на четкие схемы и таблицы, в которые были сведены итоги вычислений различных показателей: количество слов с корнем «трах» на страницу текста, процентное содержание его собственных «хитрых улыбок» и «хитрых улыбок» прочих действующих лиц, соотношение объемов текста посвященного каждому из героев и тому подобные выкладки… Вспомнив, что в последней книге наглый мистралиец обошел его по количеству посвященных ему страниц, Шеллар нахмурился… Но нет, не сейчас…
Рука медленно двинулась дальше: «Истран-Вельмир?», «Реинкарнация Шанкара», «Агентство Дельта», «Кольцо с телепортом»…….. «Поведение Шарика в седьмой книге»…. И, наконец, самая толстая и потрепанная папка «Каппа. Скаррон». Объем запихнутых в нее бумаг явно превышал изначальную вместимость. Гипотезы, гипотезы, гипотезы… Ну надо же было оборвать седьмую книгу на самом интересном месте, — досадливо поморщился Шеллар. — Ну не хватает же данных для нормального анализа! Вот-вот начнется новое вторжение на Дельту, а план защиты строить не на чем… Остается надеяться только на результаты деятельности отдела «Пи».
Отдел «Пи» был создан сразу же, как только Шеллар разобрался, что именно представляют собой скромные книжечки, выловленные Мафеем во время очередной «слепой охоты». Цель отдела, состоящего из полусотни лучших магов королевства — найти среди времен и чужих миров некую госпожу Панкееву и представить ее пред светлые очи своего короля для дальнейших расспросов. Маги трудились в три смены без обеда и выходных, но, к сожалению, пока что поиск успехом не увенчался. Выловленные ими женщины к Автору отношения не имели.
 — Дорогая Оксана Петровна! — мечтательно прикрыл глаза Шеллар, — Мне бы только прояснить у Вас несколько наиболее важных моментов… И все. Всего то на полчасика поговорить… — и ортанский монарх привычным жестом раскрыл толстенную амбарную книгу, на обложке которой его четким каллиграфическим почерком было выведено «Первоочередные вопросы к госпоже Панкеевой. Том 48».
* * *
«Санкт-Петербургские ведомости». Передовица
Странная эпидемия исчезновений писательниц-фантастов продолжается. За последний месяц таинственно пропали еще три известных автора. Следствие прорабатывает версию о происках так называемых любителей мочилова-крошилова-рубилова, которые уже давно вопят о засилье авторов-женщин в фантастике. В настоящее время ведется тщательная разработка тех фанов жесткой «мужской» фантастики, которые наиболее активно распинались о «розовых соплях» и «дебильных бабских фантазиях» на сайтах «Fenzin», «Aldebaran» и т.д.

За что боролся — на то и напоролся!!!
 — Ольга, радость моя — Артуро нежно приобнял Ольгу за плечи. — Сегодня так жарко. Я тебе лимонадик приготовил. Попей, солнышко, ты так устала. Давай я тебе налью стаканчик.
Какой он у меня заботливый, — умиленно подумала Ольга, — настоящий кабальеро!
 — Спасибо, милый, — Ольга отпила немного, — очень вкусно.
Девушку обдало жаркой волной. Она еще раз посмотрела на Артуро — и уже не смогла оторвать глаз.
Великолепен! Просто Аполлон! Какая фигура! Какие волосы! А глаза! Черные прекрасные омуты — так и затягивают в свою бездонную глубину… Созерцательный столбняк Ольги внезапно прервался жутким грохотом со стороны входной двери.
 — Кого там еще демоны принесли? — недовольно проворчала себе под нос девушка. — Хотя, чего гадать? Так стучать может только Элмар.
И точно, за дверью оказался его высочество принц-бастард в компании с Жаком.
 — Чего ломитесь? — Ольга все еще не могла простить друзьям столь наглого вторжения в свой блаженный транс.
 — Слушай, Ольга, мы тут мимо проходили… Дай-ка попить чего-нибудь. Элмара сушняк замучил. Они там вчера отмечали чего-то в своей паладинской компании… А сегодня вот… Как всегда, в общем.
Ольга глянула на страдающее лицо Элмара, и ей все стало ясно.
 — Проходите, чего уж там, — пригласила она. — Вон на столе кувшин стоит — Артуро как раз лимонад приготовил.
Узрев вожделенную жидкость, Элмар радостно бросился к ней и одним долгим жадным глотком влил в себя все двухквартовое содержимое кувшина.
 — Хорошо!!! — облегченно выдохнул он.
Артуро сильно побледнел…
Элмар крякнул, поморгал… посмотрел на Артуро…опять тупо похлопал глазами…
 — Хм… Артуро… э-э-э-э… Как мило ты сегодня выглядишь! Просто замечательно! — лицо Элмара как-то странно поплыло, глаза слегка остекленели.
 — Артуро..…дорогой, — язык Элмара явно сопротивлялся непривычным оборотам речи, но все же упорно гнул свое. — У тебя… э-э-э-э…такие красивые волосы — просто чудо! — Элмар придвинулся поближе к Артуро и уткнулся носом в его блестящую шевелюру. — А как пахнут!!! — Элмар с силой втянул в себя воздух. Ноздри его усиленно завибрировали…
 — Слушай..… малыш… у меня… очень красивый дом. Пойдем-ка ко мне в гости — я покажу тебе свой… интерьер… А какая у меня замечательная спальня!!! Ты просто обалдеешь… обещаю!
Элмар нежно похлопал Артуро по щечке, призывно ему улыбнулся и, крепко прижав к себе, поволок несчастного к выходу. Стиснутый в железных объятиях Элмара, Артуро жалобно пискнул и разжал ладонь. Из руки его выпал пузырек темного стекла и подкатился прямо к ногам Жака.
За все время этой странной сцены ни Ольга, ни Жак не издали ни звука. Когда за парочкой закрылась дверь, обалдевшая Ольга без сил рухнула на стул.
 — Жак, ущипни меня! Я сплю… или это действительно Элмар… ЭЛМАР!!!!... только что увел у меня из под носа моего кавалера?!!
Челюсть королевского шута все еще покоилась где-то на груди, к тому же он явно внезапно заболел особо тяжелой формой пучеглазия.
 — Да… дела, — через силу выдавил Жак, и тут взгляд его наткнулся на валяющийся под ногами пузырек…
 — Глянь-ка, Ольга! Что мы тут имеем! — Прочитав надпись на этикетке, Жак облегченно вздохнул. — Фу…а я то уж было испугался, что у Элмара совсем мульки повыбивало. Пойдем-ка пороемся в вещичках твоего ненаглядного суслика. Авось еще чего интересненького найдем. Сдается мне, что неспроста Элмар так вдохновенно его обнюхивал....
* * *
Яркий солнечный зайчик запрыгал по лицу. Элмар лениво потянулся и приоткрыл глаза, пытаясь вспомнить, где он находится и что он делал накануне.
Ну ни хрена себе я погулял… — растерянно подумал он, оглядывая сбитую комом постель. Из-под одеяла рядом выбивались волнистые черные волосы. — Азиль? — подумал Элмар. Правая ладонь его покоилась на чьем-то бедре… Ну нет! Эта костлявая подозрительно несвежая, вся в каких-то синяках и ссадинах задница никоим образом не похожа на мягкую кругленькую попку любимой нимфы. Кошмарное подозрение закралось в душу Элмара…
Одним рывком он перевернул лежащее рядом тело и …. в полном ступоре уставился на то, что находилось с обратной стороны задницы — маленькое, сморщенное… но ЯВНО МУЖСКОЕ!!!….хм, достоинство. Взгляд его медленно заскользил вверх по телу и, наконец, уперся в круглые от ужаса глаза… Артуро Сан-Барреды!
Элмар почувствовал рвотные позывы.
Нет!!!! Не может быть!!! — Мысли несчастного принца судорожно заметались. С силой отшвырнув от себя Сан-Барреду, Элмар схватился за голову и закачался из стороны в сторону как хинский болванчик…
Артуро лихорадочно заползал по полу, пытаясь собрать раскиданную одежду.
Дикий вопль сотряс стены комнаты:
 — И как я мог!!! И где было мое королевское воспитание!!!
Ужас!!! Неужели этот прибабахнутый эльф, этот…. Хоулиан, мать его… не просто так вокруг меня ошивался…. Наверное, чувствовал что-то такое во мне…сиделец заборный!!! Боги, да за что мне это?!!! А если хоть кто-нибудь узнает?!!! — Элмар похолодел.
Артуро, успевший за это время кое-как натянуть штаны, какой-то странной раскоряченной походкой потихоньку-потихоньку перемещался к двери… Но путь к спасению внезапно был отрезан. Дверь распахнулась — на пороге стояли Жак и Ольга.
Элмар по-хамелеоновски быстро сменил окрас с белого от ужаса на малиновый от стыда и быстро натянул на себя простыню.
 — Элмар, — голос Ольги был серьезен как никогда, бровки сочувственно заломлены. — Не переживай, пожалуйста, ты тут совершенно ни при чем. Это все этот скалозуб …..! Ты просто случайно выпил ударную дозу приворотного зелья, которым эта гнида меня регулярно потчевала… да еще «ароматом нимфы» занюхал… Вот, смотри, — Ольга протянула Элмару вещественные доказательства — пузырек с приворотным и коробочку с «ароматом». — А мы ничего не могли сделать… В таком состоянии к тебе просто опасно было приближаться!
Жак все это время подозрительно покашливал и отводил взгляд, но все же сумел удержать на своей подвижной мордашке выражение живейшего сочувствия.
….! ....!!!! .....!!!!!! — Элмар менялся на глазах. Ольгино богатое воображение быстренько нарисовало ей картинку обожравшегося «озверином» кота Леопольда… Да уж, ни о каком «Ребята, давайте жить дружно!» и речи быть не может… В расширившихся зрачках Элмара блеснуло пресловутое «высокое вдохновение битвы».
Забыв о незакрепленной на теле простыне, Элмар взвился с кровати и одним гигантским прыжком настиг попытавшегося выскользнуть в окно Артуро…
Три звука слились в один:
Хруст ломающихся шейных позвонков Артуро Сан-Барреды.
Стук тела падающего в обморок Жака.
И радостный визг Ольги…

Игры чуждого разума
Ольга подозрительно рассматривала свой любимый календарик. Что-то в нем ее насторожило. Что-то явно не так, но что именно? — Вот это да! — внезапная догадка привела девушку в смятение. — Не может быть!!!
За последние две луны на календарике не было отмечено ни одного «красного» дня.
Но как же так? Ведь я уже давным-давно сплю только с Диего, а у него не может быть детей, — все никак не могла опомниться Ольга. — Ну не ветром же надуло?
В этот самый момент рывком открылась дверь, и в нее влетел разъяренный Кантор.
 — Ольга!!! — взревел он. — Как это понимать?!!! Я только что встретил Азиль. Она тебя сегодня видела на рынке, но не успела подойти…Так вот, Азиль поздравила меня с тем, что ты ждешь ребенка!!!!
 — Диего, спокойно! Тише, тише, милый, — Ольга попыталась изобразить гипнотизера, но любимый и не собирался успокаиваться. Какой взгляд! Ужас, просто мороз по коже. И чего это он так распсиховался?
 — Да что случилось-то? Ну, беременна…Я сама только что об этом догадалась… Ну, будет у нас ребенок… Что плохого? И, между прочим, я ведь к ведьме не ходила только из-за твоих уверений, что у тебя не может быть детей…
 — Вот именно!!! — глаза Кантора яростно сверкнули.
Ох, ни фига себе «не ревнивый»! — наконец-то до Ольги дошла причина полной невменяемости кабальеро. В голове вихрем закружились образы задушенной Дездемоны и зарезанной Кармен… Что же делать? Любимый мужчина явно не в себе….
Но страх быстро уступил место обиде. Ольга разозлилась. — Да что же это творится? Нет, чтобы нормально поздравить — поцеловать там и все такое… Так он еще и глазками сверкает… Обидно же, когда тебя так нагло подозревают в том, в чем ты не виновата. Руки сами собой уперлись в бока, подбородок резко вздернулся кверху.
 — Да как ты смеешь на меня орать!!! И кто дал тебе право обвинять меня бог весть в чем? То же мне… эмпат!!! Неужели мне еще надо что-то доказывать? — на глаза навернулись злые слезы.
Кантор остолбенело замер, будто наткнувшись на невидимую стену. Лицо его постепенно приняло более осмысленное, а затем и вовсе виноватое выражение … живо напомнив Ольге морду нашкодившего Шарика.
 — О боги!!! Я полный кретин!!! — Кантор бросился к Ольге и с силой прижал к себе обиженно брыкающуюся девушку. — Ольга… я… Прости, любимая! Но.. очень уж все это неожиданно… Сам не знаю… Да как мне в голову могло прийти ТАКОЕ?!!! И как я мог?…
 — И где было твое кабальерское воспитание? — облегченно пробормотала Ольга, уткнувшись носом в грудь Кантора. Кажется, горячий мистралиец немного пришел в себя… Но нет… еще не совсем.
 — Как же это могло случиться?... Ерунда какая-то… Бред… Не может быть… Была авария в лаборатории отца… Я же бесплоден… Это не лечится, — по-прежнему крепко сжимая Ольгу в объятиях, нервно забормотал он себе под нос.
Надо срочно что-нибудь придумать, — лихорадочно соображала Ольга, — а то он сейчас зациклится на этом вопросе. Взгляд ее заметался по комнате, бездумно натыкаясь на различные предметы — стол, сундук, кровать, рядом с кроватью на тумбочке как всегда валяется… ее сумочка!
 — Диего! А помнишь, ты как-то говорил, что в моей сумочке чего только нет, может и дюжина артефактов древности найдется? Ведь помнишь, да? Я тут как-то по случаю, прикупила одну интересную вещицу — такой странный кубик… Дядюшка Цынь говорил, что в нем заключена чужая магия. Может, это он как-то магически повлиял? — выдала Ольга идейку и с надеждой посмотрела на Кантора.
Умненькая девочка, — подумал Радужный камень.
Поверь, ну пожалуйста! Потом мы как-нибудь разберемся, что там случилось на самом деле. А сейчас ПОВЕРЬ и успокойся, — мысленно заклинала Ольга
 — Покажи, — встрепенулся предмет ее заклинаний. Ольга немедленно высыпала на стол кучу барахла из своей сумочки… Какая же я рассеянная — так и таскаю все это время давнюю покупку с собой… Есть! Вот он, этот прозрачный кубик с мерцающим внутри холодцом. — Держи.
Кантор задумчиво поводил по кубику пальцем — кубик тут же стал угрюмо-серым.
— Действительно, какая-то магия здесь присутствует, я это чувствую…
Вдруг его лицо озарилось счастливой улыбкой.
 — Ольга, но это же чудо! Что бы там ни повлияло… Да какая разница в конце концов! У нас будет ребенок — и это главное! В кои то веки этот хреновенький предсказатель Орландо не ошибся… Девочка моя…
Наконец-то, — облегченно вздохнула Ольга, глядя в сияющие счастьем глаза мужа, — угомонился... Все тревоги, обиды и волнения испарились без следа... Окружающий мир подернулся легкой дымкой и вскоре совсем исчез… Остались только она, он и их еще не родившийся малыш, которого Ольга уже любила всем сердцем…
Какая приятная пара — размышлял Радужный камень. — Нравятся мне эти смешные ребятишки. Что бы еще такое для них сделать? Ага, вот придумал…
Серый кубик на секунду озарился разноцветными всполохами и вновь погас. Увлеченные поцелуем влюбленные ничего не заметили.
* * *
Ольга лежала в кровати и смотрела на спящего рядом Диего.
Как он красив, — думала девушка, нежно перебирая густые черные волосы любимого, — и такой тихий — не кричит, не матерится… улыбается вон во сне — наверное, ему что-то хорошее снится. Вот бы подсмотреть, чему это он там улыбается.
Она опустила голову на подушку, закрыла глаза и…
 — А-а-а!!! Где это я? Что это за место?! — Ольга ошалело озиралась по сторонам.
На какой-то лужайке лежали, сидели, прыгали, играли, бегали, дрались, орали и вопили с полсотни разновозрастных ребятишек. Гвалт стоял такой, что хоть уши затыкай. Посреди всей этой кутерьмы восседал блаженно улыбающийся Кантор с годовалым малышом на коленях и показывал ему…два пальца. Карапуз радостно смеялся.
Чему этот поросенок ребенка учит! — тот час же возмутилась Ольга… Ах нет, это он, кажется, «козу рогатую» изображает, — догадалась она.
Заметив Ольгу, Кантор вскочил, уронив малыша.
 — …! — кратко высказалось упавшее дитятко и со знакомым сердитым прищуром поглядело на Ольгу.
 — Ольга! Как ты сюда попала?!!
 — Куда это сюда?
 — Это мой сон, — смутился Диего. — Но ведь в чужие сны могут приходить только люди Лабиринта! Я-то в твой могу запросто, а вот ты в мой….Все-таки, как же ты здесь оказалась? — задумался он… — Не иначе как опять этот твой кубик шалит!
Умненький мальчик — как всегда мысленно прокомментировал Радужный камень.
А ведь действительно, такое вполне может быть, — подумала Ольга и почувствовала, как ее окатило волной облегчения. И ничего я не выдумала! Конечно, я ляпнула первое, что в голову пришло, но может быть все так и есть? И это ВСЕ ПРАВДА! Какое счастье…
Но ее размышления были прерваны самым наглым образом. Какой-то сорванец, подозрительно похожий на маленького Кантора, залепил в нее из рогатки и довольно засмеялся. — Попал!
 — А-а-а, черт!!! Да что же здесь такое творится? Диего, что это тебе такое снится?!!! Отвечай немедленно!
 — Э-э-э, дорогая, это наши дети… — потупился Диего.
 — НАШИ ДЕТИ?!! Вот эта колония малолетних преступников — наши дети? — Ольгин безумный взгляд обежал лужайку, по пути выхватывая отдельные картинки…
Неподалеку от них два малыша увлеченно мутузили друг друга. У каждого из драчунов уже красовалось по фингалу, но они упрямо продолжали сражение … Чуть дальше какая-то белобрысая пацанка со сноровкой матерого спецназовца уверенно собирала и разбирала снайперскую винтовку под профессиональные комментарии окружавшей ее стайки мальчишек… Левее начинающий ловелас, от горшка два вершка, пытался залезть под юбочку своей сестренке, видимо, желая выяснить на ее примере, чем же отличаются девочки от мальчиков. Девчушка возмущенно верещала, но при этом заинтересованно поглядывала на шортики братца — кажется, намечался бартерный обмен знаниями… На самой окраине лужайки сидели несколько девочек и мальчиков, отрешенно попыхивающих какими-то подозрительными самокрутками…Рядом с ними подросток с зелеными волосами задумчиво бренчал на гитаре, изредка прикладываясь к горлышку бутылки (явно не с лимонадом). Все видимые части его тела были изукрашены разнообразными татуировками…
Мимо Ольги просвистел нож… Мальчишка лет шести невозмутимо достал следующий и продолжил свои упражнения в метании холодного оружия…
 — А… а….а, — Ольга судорожно сглотнула и все-таки сумела выдавить вопрос, — А почему их так много?... Один, два, три……. сорок шесть, сорок семь, СОРОК ВОСЕМЬ?!! — наконец, ей удалось сосчитать хаотично мечущихся детей. — Ну, это уж слишком! С ума сошел?!! Куда столько?!! Размечтался!!! — голос непроизвольно повысился почти до крика. — Да Орландо со своими запросами рядом с тобой просто сама скромность — христианский мистик на фоне адептов Мааль-Бли! И Эльвира еще жалуется! Да ты…. — Ольга осеклась на середине фразы.
Лицо Кантора вдруг как-то дрогнуло, сморщилось… и через мгновение перед ней стоял уже не Кантор, а ее «мертвый супруг» собственной своей кошмарной персоной.
 — Ольга, не кричи, — жалобно заныл «мертвый супруг». — Когда ты ругаешься, я тут же облезаю… Давай лучше поцелуй меня скорее — тогда я сразу же назад превращусь, ладно, а?
Ольга, не раздумывая, бросилась к любимому.
Как с ней все-таки просто, — мысленно усмехнулся Кантор. — Попросил по-хорошему — и все — она твоя… Хи-хи, хорошо, что ей все еще можно насовать фиалок за уши! Это же мой сон — как хочу, так и выгляжу… Так, пора превращаться обратно…
 — А теперь, любимая, пойдем — я покажу тебе свои самые чудесные сны, — после длительного поцелуя нежно зашептал он на ушко Ольге. — Мы выпьем по чашечке кофе в «Трех струнах», погуляем по старинным улочкам моего родного Арборино, ты увидишь, как красив мой родовой замок … и посетим еще много-много других чудесных мест.
 — А как же дети? — в Ольге проснулся материнский инстинкт.
 — А что дети? Дети пошли спать и уже сопят в своих кроватках, — Диего щелкнул пальцами и все малыши исчезли. — Это же сон, родная. Здесь возможно все, что мы только пожелаем…
 — Эх, молодость, молодость! — ностальгически вздохнул разум древнего мага неизвестной расы, заключенный в невзрачный кубик. — Был ведь и я когда-то влюблен… Будьте счастливы, дети мои!
И странный кубик с мерцающим в нем холодцом, который восторженные мистики когда-то давным-давно назвали Радужным камнем, последний раз полыхнул радугой цветов.

Правильный выбор
Отгремела великая битва. Завершилась череда бесконечных боев. Наконец-то Хина в руках «Небесных всадников»! Учитель может быть доволен. Его план захвата этого странного мира воплощается в жизнь полным ходом.
Харган удовлетворенно подводил итоги тяжелой многоцикловой работы, когда к нему в покои неожиданно ворвалась, презрев несмелые возражения стражников, Лао Юй. Хорошего настроения как не бывало. Харган тоскливо взглянул на приближающуюся стервозную красотку, успевшую достать его до самых потрохов. Больше всего в этот момент он хотел бы оказаться где угодно, да хоть на каппийских помойках, лишь бы подальше от этой «отважной последовательницы», чтоб ее граки разодрали.
 — О, Наместник, простите, что осмелилась побеспокоить Вас, — обманчиво мягко приветствовала Харгана Лао Юй и тут же сменила тон на более настойчивый, — но я хотела бы напомнить Вам данное мне обещание. Вы дали мне слово, что как только падет Хинская империя, я наконец-то смогу занять положенное мне по праву место — трон Хинских императоров. Такая знатная, умная, красивая женщина, как я, к тому же имеющая выдающиеся заслуги перед Повелителем, несомненно, достойна быть Хинской императрицей. Я принадлежу к древнейшему и богатейшему роду. Мой ум и талант управления...
И кто меня за язык тянул?! — Харгану резко поплохело. Визгливый голосок Лао Юй сверлил мозг несчастного демона, причиняя реальную физическую боль. — Точно ведь, говорил что-то такое… это когда Монтилью надо было отмазать от ее брачных притязаний... пообещал ей власть, нового мужа, или двух... или гарем... Тьфу ты. Придется все-таки выполнять обещание. Ведь нарушить слово можно, только если дал его врагу или наемнику. Последователей же обманывать не подобает... Мда... проблема... Да хрен с ней!!! Легче разрешить этой избалованной фифе делать все, что вздумает... Лишь бы отвязалась!!! В конце то концов реальный правитель все равно я. А эта кукла пусть сидит на троне и развлекается, как хочет... Да и так ясно, как она развлекаться будет — первым делом замуж выскочит. Б-р-р-р, не завидую я тому несчастному, который на ней женится... Бедняга!!! Нееееет, ну их, этих баб…. трупы и только трупы...Э-э-э... что-то я отвлекся. Что она там несет?
 — Да будет так, — поморщившись, прервал Харган вдохновенную речь хинки. — С этого дня преданная последовательница нашего учения да будет Хинской императрицей...
Как и предполагал прозорливый демон, воссев на трон Хинских императоров, новоявленная властительница империи первым делом озаботилась организацией своей личной жизни. Замужество уже давным-давно стало ее идеей фикс. Первым же указом Лао Юй отменила гаремы, разрешив каждой женщине иметь собственного мужа. Едва подписав этот эпохальный документ, императрица тут же занялась подборкой кандидатов себе в мужья.
 — Так, — попыталась она сформулировать свои требования к будущему супругу. — Во-первых, он должен быть кем-то великим. Во-вторых, — Лао Юй на минутку задумалась и, припомнив все, что она узнала во время вынужденной эмиграции о знойном темпераменте мистралийцев, решила, что хорошо бы заиметь в своей постели именно такого мужчину. — Во-вторых, он должен быть мистралийцем, — решила она, — разумеется, молодым и красивым. В-третьих... В-четвертых... В-пятых...
Наконец, список требований был завершен, а все подданные озадачены поиском подходящего жениха.
Изворотливый ум покойного юриста быстренько сообразил, как можно по-крупному подгадить старому обидчику.
Дух господина Хаббарда подлетел к правому уху Лао Юй и вкрадчиво зашелестел:
 — Есть у меня на примете один кадр. Ну, прямо то, что Вам нужно. Мистралиец, красавец-мужчина... молодой, но уже очень и очень известный. Талантливейший, можно сказать, великий актер, певец, музыкант, композитор. После грандиозного успеха мюзикла «Юность мага» первейшая Ортанская знаменитость. Очень, ну просто очень знаменитый бард. За автографами очередь стоит...
Узкие глазки Лао Юй заинтересованно блеснули.
Дух перелетел к левому уху императрицы и продолжил нахваливать жениха, как заправская сваха.
 — Женщины вокруг него так и вьются, ну прямо-таки на части рвут... Говорят, что, хм... в ЭТОМ деле он большой мастак. Дамы от него просто без ума ... Оооочень привлекательный мужчина.
Лао Юй уже откровенно мечтательно закатила свои узенькие зенки и томно вздохнула. Видимо, девица обладала богатым воображением, так как долго не раздумывала. Последний аргумент духа решил дело.
 — Ну что ж, посмотрим... Пусть будет этот, — императрица небрежно кивнула в направлении Цзень Пеня — командира охраны. — Все слышал? Доставить немедленно!
 — Он ведущий актер в Ортанском театре под руководством маэстро Карлоса… Где он сейчас живет я не знаю, так что ищите его в театре, — начал заботливо наставлять посланника дух господина Хаббарда. — И возьми побольше бойцов. Этот тип хорошо дерется... Берите его внезапно, а еще лучше оглушите чем-нибудь сзади...
* * *
Группа захвата под командованием Цзень Пеня притаилась в пустом зрительном зале. На сцене только что закончилась репетиция, и актеры уже потихоньку расходились кто куда.
Командира хинских спецназовцев подстерегало неожиданное осложнение...
У выхода из зала стояла девушка с двумя кавалерами. Один из кавалеров держал девушку под ручку и, видимо, собирался провожать ее домой. Второй вежливо прощался. Вот в этих-то кавалерах и состояла загвоздка. Оба они как нельзя лучше соответствовали описанию искомого жениха, данному обстоятельным духом господина Хаббарда. На взгляд хина кавалеры были совершенно неотличимы друг от друга — явно мистралийцы, одного роста, телосложения и возраста...
 — Все эти круглоглазые на одно лицо, — нервно бормотал себе под нос взмокший от напряжения Цзень Пень. — Кто их разберет... ну совершенно одинаковые — черные, смуглые, длинноволосые... Трудно различать людей чужой расы! Так которого брать?! — в полном отчаянии вопросил он брата Лю, приданного отряду в качестве телепортиста.
 — Какая разница? — флегматично пожал плечами брат Лю. — Берем любого и сматываемся по-быстрому. Ортанская служба безопасности не дремлет. Каждая лишняя минута здесь грозит нам большими неприятностями.
В этот момент в зрительный зал влетели три женщины, огляделись и тут же бросились к одному из мистралийцев. Вцепившись в него, они начали что-то возбужденно тараторить. Оторопевшая девушка немного послушала и вдруг, резко вскинув руку, влепила кавалеру звонкую пощечину, развернулась и бросилась вон из театра. Второй мистралиец ехидно ухмыльнулся и последовал за ней.
Цзень Пень занервничал еще больше... Тем временем три дамы продолжали атаковать оставшегося кабальеро. Тот растерянно улыбался и пытался что-то им втолковать... Дамы не успокаивались. До Цзень Пеня долетали отдельные фразы — что-то про любовь и обещания...
 — Так, это точно он, — облегченно выдохнул командир группы захвата. — Целых три красавицы одного мужчину поделить не могут... а дух говорил, что этого типа женщины просто на части рвут.
Поняв, что словами делу не поможешь, молодой человек вдруг как-то очень ловко извернулся и, оставив в руках обомлевших дам свою куртку, бегом припустил из театра.
 — Всем внимание! Быстро за ним, и как только он окажется в безлюдном месте, хватаем — и в телепорт...
Хинские диверсанты невидимыми тенями последовали за удирающим мистралийцем…
* * *
Молодая симпатичная пышка с досадой бросила оставшуюся в ее руках куртку мистралийца на пол.
 — Вот паразит! Жениться обещал!!! А я ему так верила... Сколько молока он у меня бесплатно выхлебал! Да еще не постеснялся в долг денег выклянчить!
 — Ага, и я тоже хороша... Все булочками подкармливала беееедненького мальчика, млела от его комплиментов. Развесила уши! — вступила в разговор дама постарше. — Прям, как околдовал, честное слово. Аферист!!!
 — Да, девочки, попали мы с этим гнусным типом. Хорошо, что случайно встретились, разговорились, и все выяснилось... Ну, как мне теперь выбить из него деньги-то? Я ж ему считай, целый гардероб справила, все надеялась, что замуж возьмет. Таким милым казался... — очаровательное личико третьей девушки сморщилось в гримаске отчаяния. — Ну ладно, что хоть с опозданием, но разобрались, что к чему!
Молочница, булочница и портниха переглянулись и невесело рассмеялись...
* * *
Лао Юй положительно оценила доставленного ей жениха. Цзень Пень получил денежное вознаграждение за удачно проведенную операцию и возблагодарил всех хинских богов за то, что помогли ему сделать правильный выбор….
К моменту доставки жениха вошедшая во вкус власти Лао Юй уже подписала второй указ, который гласил: «Отныне каждая знатная женщина имеет право иметь гарем мужей. Количество мужей не ограничено».
Так в будущем гареме новой Хинской императрицы появился первый супруг — Артуро Сан-Барреда…

Эпилог

Через две луны после описанных событий объединенными силами Ортана, Мистралии, Эгины, Поморья и Лондры под общим руководством конвента магов Хина была очищена от «Небесных всадников». При взятии императорского дворца в покоях, отведенных под гарем императрицы, был обнаружен странный субъект, привлекший внимание своим неадекватным поведением. Крайне истощенный и дерганый молодой человек явно был не в себе. Сердобольные солдаты препроводили освобожденного мужчину востока к целителям. После всестороннего обследования пациента целители пришли к выводу, что этот молодой человек страдает расстройством психики, названным ими мудреным словом гинекофобия *, и излечению не подлежит. При приближении к нему любой женщины ближе, чем на 10 шагов несчастный начинал биться в истерическом припадке и пытался спрятаться в самый темный угол комнаты, умоляя, чтобы его оставили в покое. Кроме того, у бедняги обнаружилось половое истощение, геморрой, дикие головные боли и масса других заболеваний, произошедших, видимо, на нервной почве…
* Гинекофобия (gynaecophobia; гинеко — + фобия; женоненавистничество) — навязчивый страх — боязнь женщин.

КОНЕЦ


Оксана Панкеева рекомендует прочитать:
 

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».
Зима пришла!