В разделе:

Последняя новость

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

Все новости

WebMoney-кошелек Оксаны Панкеевой:

Z765938819912

Дружественное:

Творчество поклонников > Поэзия > Релле

Волосы цвета расплавленной меди...
Холод в глазах, карим медом застывших
Острый, как меч, что в руках твоих нежных...
А на балу вчера ты была леди.

Танцы, шампанское, смех и веселье:
Ты — баронесса, и ты — совершенство!
Но ночью дарила барону блаженство...
Все закружилось в глазах каруселью,

Ярость и месть его разум застили,
Руки искали оружие тщетно...
Пусть! Жажда мщения станет охотно
Страшным оружьем, что в жизнь воплотили!..

Умер барон. Баронесса в печали.
Он же, любя ту вдову безотчетно,
Сам ей признался в убийстве барона.
Та, обезумев, свой меч показала.

Коротко вскрикнув, на пол повалился
Парень влюбленный, что счастья хотел,
Чтобы огонь в волосах медных грел,
И холод в глазах карим медом казался...

***

Струна души натянута
Гроза шумит вдали,
И муза вновь помянута
Словцом моим незлым.

Но, помянув, забуду я
О ней, и вслух спрошу:
Какое отношение
К поэзии ношу?

Таланта нет, и не было,
А в сердце — боль и мрак,
Минута просветления
Как молнии разряд.

Наука рифмования
Дается тяжело...
Так почему метания
В душе встают ребром?!

Но муза мне явилась вдруг
И стала говорить:
Поэзии замкнулся круг,
И ты теперь та нить,

Что струны в душах начала
Затрагивать стихами...
Закрыв глаза, тетрадь взяла
Дрожащими руками.

Не веря в то, что делаю,
Пишу стихи свои,
О жизни, недоверии
И сказках без любви...

***

Что есть любовь в стране, где лишь война?
И, может быть, она нам только снится?
Иллюзия любви затмила всем глаза,
И радость в жизни уж не повторится?

Нет! Сто раз нет! Есть право у людей
На жаркий поцелуй сквозь кровь и боль войны,
На шепот ласковый сквозь слезы в тишине,
Ведь это может быть последним днем твоим...

Но, предаваясь чувствам и друг другу,
Нельзя забыть о долге и любви к стране.
А, потеряв все прежнее, в разлуке,
Ты вспомнишь: нет любви в войне...

***

Ты подуй на мою ладонь:
Там свеча тихо вечером плакала,
Тонкой лодочкой восковой
Потянувшись к душе одинаковой

«Посмотри, огонек мой потух
И вокруг блестит озеро Вечности,
Фитилек лишь дрожит на ветру,
А душа моя тонет в безбрежности!»

И расскажет мне снова свеча,
Как прожить быстро жизнь недоверчивой,
Как мечтать во сне, тихо шепча,
И любить только море надежд своих...

Ты подуй на мою ладонь,
Где свеча свои слезы оставила.
Тонкой лодочкой восковой
Вдруг одна из них снегом растаяла...

От красивой свечи фитиль
Черной ниткою взвился за Вечностью,
И распался надвое, затих:
Опустились в бездействии ножницы...

Клото вспомнила лучик любви;
Вдоль Судьбы его плыла Лахесис,
Но нет жизни навек, и — смотри! —
Тут Антропос приходит со смертью

Ты подуй на мою ладонь,
Не хватайся за меч, бесполезно...
За свечою я тихо уйду...
Ты не плачь обо мне... Нет надежды...

Полмира

Полмира я отдам за прелесть ночи,
За тот весенний воздух в тишине,
За выбегающие из-под ручки строки,
За милость, данную природой мне...

Полмира за весеннюю прохладу,
За свежесть того ливня вдалеке,
За звезды, загадавшие шараду,
За ветер северный, не южный, при луне...

Полмира я лишусь за лучик тайны,
За новый повод улыбнуться в сне,
За то, что мне не нужно манны,
За вихрь любви, дарованный Судьбе...

Да что скрывать! Я целый мир готова
За шелест крон деревьев потерять!
За тот волнующий кусочек слова,
Который мне откроет дверь опять!

Ту дверь в природу бьющегося ливня,
В любовь ночей и шепот скрытых тайн;
За целый мир откроется молитва,
И в равновесии застынут ин и ян!

И больше уж никто не крикнет ночи
О жертве, на которую готов...
Навек застыли неживыми очи,
Отдавшие свой мир за бренность слов...

Грезы

Осколок детского стишка
Затрепыхался в дланях музы,
Полуулыбка на устах:
Необратим полет иллюзий!

Из серых, скучных, будних дней
Перенестись в миры фантазий,
И синей птицей в вышине
Раскинуть два крыла над сказкой!

Летать, как феникс яркий в небе
Свободу чувствовать, паря,
И умирать, храня тот пепел,
Откуда возродит заря!

И лучик солнца в небесах
Мне улыбнется чуть игриво,
Хранить бессмертия мой прах
Поможет ветер над могилой!

Не плачут обо мне друзья,
Не льют горючие капели,
Ведь жизнь мечтательная зря
Не пропадет: есть возрожденье!

Карета скорой помощи

Карета скорой помощи
Бежит еще быстрей.
«Эх, только бы не сволочи!»,
Молится, стуча в дверь.

«Вы кто?» — «Скорей откройте!
Я врач!», кричит в ответ.
«Ну, как же!» — «Эй, постойте!
Вы Ивановы?» — «Нет!»

«Опять дома меняют
И числа в адресах»,
Лишь головой качает
Привычный врач-монах.

Вера, Надежда, Любовь

Каждый вечер у камина
Мать сидит, смотря в огонь.
Как ждала когда-то сына,
Так отца сегодня ждет.

Луч надежды не угаснет:
«Он придет, мой капитан!»
Все решили, ждет напрасно,
В спешке отводя глаза.

Тихий шорох, дождь по крыше,
Мать сидит, заснула, ждя.
Он вошел, шагая тише,
Обнял крепко и любя.

Слезы брызнули счастливо,
Сердце встрепенулось вновь
«Я вернулся...». «Здравствуй, милый»...
Было в счастье пять шагов.

Первый пройден — расставанье,
Два других — Надежды кровь.
Следом — Вера в ожиданье,
Пятый — в мире есть Любовь.

***

Я не знаю, что такое счастье!
Может, это диво завозное?
Крохи и обломки от ненастья?
Или, вправду, в мире нет такого?

Я не знаю, что такое тупость!
Где же взять ее, коль всё — в науке?
Деньги, гадость, мир — и эта скупость
Правит во вселенной без поруки!

Я не знаю, где поймать удачу,
Все плыву по вечному теченью
И пытаюсь смело отдать сдачи
Завлекающему в омут пению.

Я не знаю жизни, я не знаю!
Нет людей, ведущих по дороге!
Если же предложат — покараю,
Призраком явившись у порога!

Вы не верьте в чудо, его нет!
Есть лишь мы, блуждающие в снах!
Мир навесил слоя марафет,
Покрывая плесневелый прах!

Выжги эти строки на душе,
Верно преклоняясь перед старшим,
В сердце кровью проводя мишень,
Называем будешь — Ангел Падший!

Я не знаю, что такое счастье...

Оксана Панкеева рекомендует прочитать:
 

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».
Весна идет, весне дорогу!