Автор

В разделе:

Последняя новость

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

Все новости

WebMoney-кошелек Оксаны Панкеевой:

Z765938819912

Дружественное:

Панкеева Оксана Петровна > Интервью > Интервью 3

Интервью 3

< />
“МУЖСКИЕ ИГРЫ” (http://www.mirf.ru/Articles/?649)

    Давно прошли те времена, когда женщина-фантаст считалась явлением исключительным. Классическими
стали книги Урсулы Ле Гуин и Андрэ Нортон, Ольги Ларионовой и Энн Райс. Но и сейчас всякая фантастическая писательница вызывает уважение и восхищение — прежде всего потому, что играет на традиционно “мужском” поле. Сегодня, накануне Восьмого марта, мы собрали в нашей редакции сразу семь известных писательниц.

   
“Писать фэнтези веселее, чем любовные романы”

   
Как вы чувствуете себя в фантастике? Каково женщине быть писательницей?

    Надежда Первухина:
Пожалуй, так же нелегко, как быть женщиной-боксером, шпалоукладчицей или снайпером. В литературе, как и в любой другой опасной работе, нет никаких скидок на пол. Если заявляешь, что ты писательница — доказывай делом, стилем, талантом, а не цветом волос или объемом бюста. Поэтому писательнице-фантасту приходится биться за свое имя, популярность и вообще право на существование именно в литературной ипостаси наравне с мужчинами.
    Елена Хаецкая: Чувствую себя уютно. Я вообще воспринимаю сообщество писателей-фантастов как большую семью. Со всеми достоинствами и недостатками большой семьи, разумеется.
    Ольга Громыко: Довольно забавно, когда задают такие вопросы, словно это что-то необыкновенное. Писать ничуть не сложнее, чем мужчине. Даже легче: жена не пристает, чтобы шел кран чинить, полку приколачивать или в магазин за картошкой. А муж сам себе пельменей сварит, не впервой.
    А вот пробиться в издательство, пожалуй, труднее. Полагаю, из-за того, что фантастикой (особенно научной) увлекаются по большей части мужчины, и редакторы это учитывают.
    Далия Трускиновская: Я, если честно, уже никак не чувствую. Занимаюсь тем, что нравится, и не очень интересуюсь тем, что делают мои соседи. Если приходит в голову фантастический сюжет, пишу рассказ. Как ни странно, рассказов получается достаточно много.
    Оксана Панкеева: Очень даже весело. Во всяком случае, писать фэнтези намного веселее, чем, скажем, любовные романы.
    Яна Боцман: Очень комфортно. В писательском плане у меня мужская идентификация. Опять же, работа под мужским псевдонимом этому способствует...
    Наталья Точильникова: Как чувствую себя в фантастике? Вполне нормально. Не вижу в данном контексте никакой разницы между писателем-мужчиной и писателем-женщиной.

    Елена Хаецкая
    Известная санкт-петербургская писательница, автор книг “Меч и Радуга”, “Вавилонские хроники”, “Мракобес”. Одна из первых российских авторов фэнтези. Интервью с Еленой Хаецкой опубликовано в “МФ” №12 за 2004 год.
28 Kb
27 Kb27 Kb27 Kb
28 Kb28 Kb

    Яна Боцман
    Прекрасная половина харьковского дуэта, известного под именем Александр Зорич. Вместе с Дмитрием Гордевским — автор романов “Карл, герцог”, “Сезон оружия” и нашумевших “Завтра война” и “Без пощады”. Интервью с Александром Зоричем читайте в “МФ” №2 за 2005 год.
    Автор портрета писательницы — Сергей Рубан.
20 Kb33 Kb32 Kb
32 Kb42 Kb

   
“Разница не в пользу женской фантастики”

   
Каковы, на ваш взгляд, различия между “мужской” и “женской” фантастикой?

   
Яна Боцман: Фантастика, ориентированная на женщин, — она более уютная, что ли. Мужская — более жесткая, у мужчин толще кожа, чтобы достучаться до них, надо использовать тяжелую артиллерию.
    Елена Хаецкая: По-моему, женская и мужская фантастика различается исключительно потребителем. Кто что читает. А вообще литература, по-моему, вне рамок пола.
    Ольга Громыко: С моей точки зрения, хороший писатель должен быть “унисекс”, в книгах коего каждый может найти что-то свое. Мужчины — интересный сюжет и качественно прописанные бои, женщины — лав-стори и хэппи-энд. Разделите это — и получите искомые полюса.
    Далия Трускиновская: Разница не в пользу женской фантастики. Мужчины, извините за тавтологию, пишут о мужчинах, которые ведут себя как мужчины. Женщины же пытаются писать о женщинах, которые ведут себя как мужчины, что выглядит довольно комично.
    Надежда Первухина: “Мужская” фантастика агрессивна во всех смыслах этого слова; ее основная идея — вторжение в жизнь, ее исследование, изменение, борьба, познание. Это фантастика вопроса “Что делать?”.
    А “женская”, соответственно, — “Кто виноват?”, поскольку тут, на мой взгляд, размышлению, путешествию в глубины человеческих отношений придается больше значения, чем собственно действию. “Женская” фантастика — прежде всего фантастика чувств. Да, женщины тоже умеют писать жестко и проливать в своих книгах реки крови. Но, проливши эти реки крови, героиня “женской” фантастики все равно будет думать о домашнем очаге и колыбельной.
    Наталья Точильникова: Пожалуй, женщин в фантастике в первую очередь интересует философия и психология, а мужчинам интереснее приключения тела, что называется, “мочилово”. Но это, конечно, зависит от предпочтений конкретного автора и читателя. Среди представителей “сильного пола” встречаются мужчины настолько мудрые, что они способны подняться до уровня женщины и написать настоящую философскую фантастику.
    Оксана Панкеева: Этот вопрос уже множество раз обсуждался на различных сетевых форумах, и сказать по нему что-то новое вряд ли возможно. На мой взгляд, такое деление очень условно из-за неоднородности как мужчин, так и женщин. Сколько различий не называй, обязательно будут исключения.

    Надежда Первухина
    Тульская писательница работает в жанре юмористического фэнтези. Тысячи читателей знакомы с ее веселыми историями “Имя для ведьмы”, “Проснуться живым”, “Курортная зона”. А одна из поклонниц даже назвала Надежду Первухину “самой сексуальной писательницей издательства “Альфа-книга”.
33 Kb14 Kb28 Kb
33 Kb35 Kb

    Далия Трускиновская
    Дебютировала в фантастике в 1985 году. Известна романами “Шайтан-звезда”, “Аметистовый блин”, сборниками “Люс-А-Гард” и “Королевская кровь”. В последнее время пишет “нестандартную” фантастику. Живет в Риге.
21 Kb7 Kb19 Kb
15 Kb17 Kb

    “Каждая женщина — тайна”

   
Женские персонажи в фантастике — какие они?

   
Елена Хаецкая: Женские персонажи в фантастике, на мой взгляд, вообще ущербны. Фантасты используют для их описания стандартные ходы. А между тем каждая женщина — тайна, загадка, иногда маленькая, но всегда неожиданная. И женщины, и мужчины обычно одинаково плохо описывают персонажей-женщин. Бывают, разумеется, исключения. Случается, что автор нащупает удачный образ, как Ольга Ларионова или Урсула Ле Гуин. А вот у Толкина, например, женские образы удивительно блеклые. Фантастика — литература жанровая, она передает образы через действие, а женщина в действии ущербна. Здесь набор женских ролей ограничен. Это или ведьма, или “роковая женщина” а-ля Миледи, или травести, женщина, выдающая себя за мужчину. Чтобы подать женщину правильно, надо построить вокруг нее хрупкую оболочку. Когда все вокруг летают и стреляют, отслеживать тонкие эмоциональные движения непросто. Я честно работаю в жанровых рамках и не пытаюсь их взламывать. Задано нарисовать образ прекрасной принцессы — я рисую прекрасную принцессу. Хотя хорошим тоном сейчас считается, допустим, переодеть ее мальчиком и отправить в странствие. Зачем, спрашивается? Пусть девочки будут девочками, а мальчики мальчиками...
    Далия Трускиновская: Я заметила, что когда пишу научную фантастику, женские образы у меня получаются достаточно плоскими. Обтесывать женщин под требования НФ мне не хочется, НФ — это мужские игры. Мне интереснее разворачивать женские образы в исторических и фэнтезийных произведениях.
    Яна Боцман: С космической фантастикой сложнее всего. Главная героиня-женщина для меня в произведении такого жанра непредставима. Женщину труднее свести до набора функций. С женщинами сложно, у них есть тонкие чувства, эмоции, которые управляют всей их жизнью. В фэнтези чуть проще. Женщин-героинь мы с Митей очень любим, поэтому стараемся выписать их как можно качественнее. Хотя сложностей много, о них я могу рассказать целую сагу.
    Оксана Панкеева: Женские персонажи в фантастике такие же, как и в жизни. Все они разные, но все они женщины.
    Наталья Точильникова: У меня практически нет героев-женщин. Если писать о женщине, неизбежно придется вводить любовную, романтическую линию, а это у меня не очень получается. Нет, в своих произведениях я могу пока представить женщину только среди второстепенных героев, как в “Людях огня”. А вообще я не понимаю, почему женщина должна занимать какое-то особое место в литературе, отличное от мужского.
    Надежда Первухина: Можно ввести целую классификацию женских персонажей в фантастике.
    Тип первый: “Боевая подруга”. Распространен практически повсеместно. Роль сводится к тому, чтобы в выгодном свете показать главного героя и, если надо, принять на себя роковой удар. Владеет всеми мыслимыми искусствами боя и всеми видами оружия, легко управляется с танками, вертолетами и даже может читать топографические карты. Не обременена семьей, хозяйством, детьми. Темперамент вулканический. Из одежды предпочитает бронелифчик, кожаный килт и сапоги с острыми каблуками.
    Тип второй: “Королева”. Ведет происхождение от Иезавели, Клеопатры и Мессалины. Населяет миры фэнтези, занимается придворными интригами, травит любовников и под корсажем носит толедский кинжал. Детей если и рожает, то мимоходом, тут же после родов бросаясь в водоворот дворцовых страстей. Обычно заканчивает тем, что ее сбрасывают с главной башни дворца.
    Тип третий: “Леди Тьмы”. Сущая радость для поклонников неоготики. Может быть вампиршей, оборотнихой, неупокоенным призраком и зомби-каннибалом. В роман вводится для того, чтоб хорошенько повеселить читателя описанием погони кровавой леди за положительным главным героем. Иногда автора пробивает на жалость, и тогда в свет выходят исповеди покаявшихся вампирш и подымательниц мертвецов. В них леди Тьмы сильно жалуются на неудавшуюся личную жизнь и отсутствие большой и чистой любви.
    Тип четвертый: “Просто ведьма”. Действительно, просто ведьма во всей своей профессиональной красе. Собственно, любой роман о судьбе ведьмы — это роман на производственную тему. Если в роман вводится опытная, толковая ведьма — успех обеспечен.
    Тип пятый: “Харизматическая личность”. Это разряд возвышенных, добродетельных дам, одаренных силой ясновидения и талантом посылать на смертный бой сотни людей. Занимаются в основном тем, что благословляют на подвиги и вручают главному герою полезные артефакты. Естественно, ни семьи, ни хозяйства — это харизматической личности не к лицу...
    Ольга Громыко: Если автор — женщина, то непомерно крутые. Хрупкие, ранимые, нуждающиеся в надежном мужском плече, но внешне непробиваемые и неубиваемые. Как и в жизни. :)
    Если автор — мужчина, то в зависимости от его настроения. Красивые, умные, глупые, опасные, подлые, вредные, спасаемые из драконьих логов, бурных речек, разбойничьих лап и т. д. И, разумеется, ничего без вышеупомянутого плеча не могущие.

    Ольга Громыко
    Белорусская писательница, автор “ведьмовского цикла” (“Профессия — ведьма”, “Ведьма-хранительница”, “Ведьмины байки”, “Верховная ведьма”), целого ряда рассказов и занимательного “живого журнала”.
23 Kb
30 Kb36 Kb
33 Kb34 Kb

    Оксана Панкеева
    Автор цикла “легкого фэнтези” (“Пересекая границы”, “О пользе проклятий”, “Поспорить с судьбой”, “Люди и призраки”), который обещает разрастись до восьми томов. Живет в украинском городе Никополе.
40 Kb18 Kb43 Kb
40 Kb41 Kb

    “Мужчины любят женщин, которые любят фантастику”

   
Что вы хотели бы пожелать нашему журналу и его читательницам?

   
Елена Хаецкая: Чтоб побольше “тургеневских барышень” было и среди героинь фантастики, и среди ее читателей. Мне не нравятся одноглазые женщины в военной форме, даже если они появляются в замечательном фильме. Повторю еще раз: пусть женщины будут женщинами, а мужчины мужчинами.
    Далия Трускиновская: Более строго относиться к фантастике в кино. Российская кинофантастика сейчас идет по пути, пройденному голливудским фантастическим кинематографом; надо очень строго следить, чтобы не получилось посредственной кальки. За литературным качеством текстов есть кому присмотреть. А режиссеры берут то, что укладывается в голливудский стандарт, и надо постараться, чтобы вслед за дурной американской фантастикой на наших экранах не появилась аналогичная отечественная ахинея.
    Оксана Панкеева: Счастья, любви, неиссякаемого оптимизма и много книжек, хороших и разных!
    Яна Боцман: По моим наблюдениям, мужчины очень любят женщин, которые любят фантастику. Желаю девушкам читать побольше фантастики, чтобы лучше понимать мужчин.
    Ольга Громыко: Хорошего настроения! Остальное приложится. Или покажется неважным. :)
    Надежда Первухина: Будьте терпеливы, когда покажется, что терпение кончилось.
    Будьте гибки, когда покажется, что вас сломали.
    Будьте счастливы, когда покажется, что счастье — это всего лишь сказочка для простаков.
    А еще — не бойтесь создать свой собственный мир. Создайте его, научитесь любить — и делайте, что хотите!
    Наталья Точильникова: Ну, а я в преддверие 8 марта могу пожелать вашему журналу только одно: печатайте больше женщин!

    Наталья Точильникова
    Толкинистка и ролевик с пятнадцатилетним стажем, печатается с 1995 года. Несмотря на то, что рассказы подписывает собственным именем, свой первый роман — “Люди огня” — выпустила под псевдонимом Олег Волховский.
7 Kb33 Kb15 Kb

    Редакции “Мира фантастики” остается только присоединиться к поздравлениям наших очаровательных гостий и пожелать:
    Писательницам — новых интересных сюжетов и образов,
    Читательницам — неустанно опровергать мнение о том, что фантастика — для мужчин,
    И всем любителям фантастики —
хороших книг, фильмов, игр; а также счастья, радости и любви.

   
С Восьмым марта!

Оксана Панкеева рекомендует прочитать:
 

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».
Зима пришла!